11 октября 2006
2287

Виктор Гущин в программе `От первого лица`

С коррупцией сейчас не борется только ленивый; серьезная борьба идет на государственном уровне, с явлением борются общественные организации, журналисты ведут расследования. Журналист Виктор Викторович Гущин - глава Общественного комитета гражданской самообороны. Почему у организации такое тревожное название? И случайны ли ассоциации с гражданской войной? Не случайны, - утверждает Гущин. - Мы объявили гражданскую войну коррупции, сознательно пошли на обострение проблемы...

- Мы все время призываем граждан обратить самое серьезное внимание на то, что коррупция зачастую зависит от нас самих. Мы все равно даем взятки, когда нам нужно получить бумажку - справку, записку, разрешение. Нам говорят: ждите, а мы ждать не можем. Получается замкнутый круг?

ГУЩИН: Мы не относимся к упомянутым "ленивым"; у нас есть свои принципиальные соображения по поводу того, почему мы создали такую организацию. Думаю, это обманчивое впечатление, что если все обсуждают, то все и борются. Один очень высокий начальник в моем присутствии, когда речь зашла о коррупции, прямо так и заявил: а кто сказал, что мы должны бороться? Мы должны обсуждать... Вот поэтому у нас не движется дело к ликвидации этого, как я считаю, величайшего из зол, что обсуждать готовы все. Внутрисистемной борьбы не бывает, а система поражена коррупцией; коррупция носит системный характер. И поэтому когда от имени искренних и неленивых борцов с коррупцией говорят чиновники, я этому не верю. Не верю как журналист, отдавший профессии несколько десятков лет.

Виктор Гущин в эфире ""Радио России""

Поэтому в данном случае перевод стрелок на то, что должно подняться общество, - наша цель. Мы не участвуем даже в круглых столах, хотя их и организуем, а выходим непосредственно на улицы и начинаем говорить об этом, вплоть до того, что останавливаем прохожих. Я сам провел два таких мероприятия, причем за одно из них меня подвергли административному задержанию и наложили штраф за то, что я не уведомил о проведении публичного мероприятия. Причем митинг никто не организовывал, была просто беседа. Что такое митинг? Это выражение общественного мнения, заранее присланные приглашения, выбор места, где обеспечивается общественный порядок.

- Здесь же был просто разговор с гражданами...

ГУЩИН: Ну да. Я вышел на собственный балкон и включил фонограмму записей выступлений Путина за все шесть лет, где он говорил о коррупции. Я говорил: давайте послушаем, это обращено ко мне, к вам. Люди останавливались, слушали, обсуждали. Я вышел на тот уровень общения, когда обращаются к простым людям; я решил обратиться к людям как журналист, представитель определенной профессии, которая и нацелена на подобное общение. Тут же собралось милиционеров больше, чем слушателей, предъявили мне соответствующее постановление, препроводили в кутузку, составили протокол и наложили административный штраф; 20-го числа этот вопрос будет рассматриваться в суде. Вот такими последствиями поддержка поставленного президентом вопроса о борьбе с коррупцией обернулась лично для меня.

- Мы начали разговор о низовом уровне коррупции, когда граждане бывают вынуждены давать мелкие взятки чиновникам некрупного ранга. Но к сожалению - и это тоже стало предметом общественного обсуждения и предметом внимания президента и руководителей правоохранительных органов - коррупция существует и в наиболее разорительных для экономики масштабах. Помимо того что это зло разъедает душу, нравственно калечит человека, оно наносит огромный экономический ущерб стране. Вот есть такая система, которая называется "слияние и поглощение". А по-простому - захват. Захват предприятий, захват бизнеса...

Виктор Гущин в радиостудии

ГУЩИН: Это очень больной вопрос. Я догадываюсь, почему разговор перешел в это русло. Буквально вчера нам поступила соответствующая информация... Дело в том, что сегодня в стране около трехсот разных объектов, которые подпадают под характеристику "слияние и недружественное поглощение". В рыночной экономике слияние и пусть недружественное поглащение, но на законной основе, ничего страшного собой не представляют. Но есть понятие криминального захвата, когда речь идет о незаконном захвате, мотивированном желанием получения огромной выгоды, но без каких-либо нормативно-правовых оснований. Эти основания выстраиваются в фальшивую схему за коррупционные деньги. Потому что коррупций чем страшна? Она оказывается как бы в одной постели с любой болезнью, с любым пороком; нет явления, которое она оставила бы вне поля своего зрения...

11.10.2006 МСК
http://www.radiorus.ru/news.html?id=176826
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован