02 мая 2003
2530

В прямом эфире радиостанции `Эхо Москвы` Отто Лацис - заместитель главного редактора газеты `Русский курьер`. 02.05.2003

Передача : Особое мнение
Ведущие : Нателла Болтянская
Гости : Отто Лацис


В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Отто Лацис заместитель главного редактора газеты "Русский курьер".
Эфир ведет Нателла Болтянская.

Н. БОЛТЯНСКАЯ 19:04, вы слушаете "Эхо Москвы", у микрофона Нателла Болтянская, еще раз добрый вечер. Сегодня "Персонально Ваш" Отто Лацис заместитель главного редактора газеты "Русский курьер". Добрый вечер, Отто Рудольфович.
О. ЛАЦИС Добрый вечер.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Я начала бы с вопроса, который пришел в ваш адрес по Интернету от Михаила из Москвы: "Уважаемый господин Отто Лацис! Мне ваш журналистский коллектив нравится еще с советских времен. Я сам кандидат физико-математических наук и интенсивно сотрудничаю с научно-популярными журналами. Хотел бы сотрудничать с вашей новой газетой. Пожалуйста сообщите ее телефоны и (или) адрес. С уважением, Михаил".
О. ЛАЦИС Спасибо, Михаил, за добрые слова. Адрес точно: Малый Калужский пер., д. 4, телефон, не знаю, там еще даже стульев нет, хотя мы через две недели собираемся начать выходить ежедневно, с 15 мая, пока что был там телефон 959-97-43. 15 мая мы выйдем, я надеюсь, как планировали, там на газете все будет написано, и все адреса, и телефоны.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Отто Рудольфович, как это, пресса в поисках санации, такой гибрид стоматологии и журналистики. Как вы воспринимаете такую проблему?
О. ЛАЦИС Я ее тяжело воспринимаю. Все это наша команда, которую возглавляет Игорь Голембиовский, она прошла на своей спине вот уже второй раз, потому что в 97 году мы прошли через раскол газеты "Известия". Эта проблема, которую общество, на самом деле, не решило. Мы живем гораздо лучше, чем при советской власти, в смысле возможностей творческих для журналистов, нет Главлита, нет поголовно государственной прессы, нет номенклатуры ЦК КПСС, который назначал всех редакторов, хоть партийное, хоть советское, хоть профсоюзное, хоть Союза писателей. Но нет и газет, практически нет, которые принадлежит самим журналистам. Такой была некоторое время, с 91-й по 97-й год газета "Известия", и нам ее удержать не удалось, по причине финансовых проблем, но думаю, больше и политических. И мы тогда пытались создать, когда еще шла борьба и нам еще что-то обещали, какая-то возня вокруг этого, мы даже опубликовали в "Известиях" Хартию о взаимоотношениях журналистов с акционерами, которая нам казалась новым словом, должна была открывать новую страницу в истории журналистики, все это акционеры растоптали тут же. Как только прошло собрание, они получили полную власть, и ничего из этого не вышло. Поэтому сейчас главная гарантия свободы слова и свободы творческого выражения для журналистов это конкуренция между владельцами и возможность выбора владельца, к которому мы приходим как наемные служащие, так, как в промышленности, в торговле, в сельском хозяйстве, без всяких отличий.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Отто Рудольфович, вы как представитель коллектива, которому уже не впервые приходится начинать все сызнова, скажите, пожалуйста, удается ли вот этой единице, журналистскому коллективу, учитывать предыдущий невеселый опыт в своих новых начинаниях? Как вы считаете сами?
О. ЛАЦИС Что значит учитывать? В первых независимых "Известиях", которые провозгласили себя таковыми после поражения августовского путча в 91 году, мы совершили ошибки коммерческого, или финансового, свойства, но такого опыта в обществе вообще не было, рыночная экономика начиналась. А сейчас нечего учитывать, мы больше не владельцы. Мы приходим как наемные работники, а все финансовые дела это не наше, это забота акционеров, это не мы. А что касается опыта собственно журналистского
Н. БОЛТЯНСКАЯ То вам его не занимать.
О. ЛАЦИС Да, это нормальное движение по жизни, в котором никаких очень уж больших, катастрофических ошибок, я надеюсь, мы не совершали. Мы просто стараемся работать получше, да и все.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Вопрос от Кирилла: "Чем новая газета (имеется в виду "Русский курьер" Н. Болтянская) будет принципиально отличаться от прежних "Новых Известий"?" Частично вы ответили на этот вопрос.
О. ЛАЦИС Она будет отличаться не принципиально. "Новые Известия" прекратили свое существование по причинам, от нас не зависящим, по причинам спора между фактическим и номинальным владельцами, там не все было устроено у владельцев, не у нас, не у журналистского коллектива, по части оформления прав собственности. Тот, кто реально нас финансировал, не имел юридических документов, доказывающих, что он владелец. Возник между ними спор, финансирование дальнейшее стало невозможным. Поэтому мы не по принципиальным соображениям покинули "Новые Известия", а потому, что не могли дальше продолжать. Мы бы с удовольствием продолжали. Тем не менее мы не собираемся просто повторять газету, во-первых, потому, что сейчас имеем возможность и намерение заметно увеличить объем, не 5 номеров по 8 полос в неделю, а 6 номеров по 12 полос, т.е. недельный объем увеличивается почти вдвое. И это уже совершенно другой макет, мы расширяем коллектив, просто это другие творческие возможности. Ну потом немножко мы, может быть, засиделись в одной колее, мы никогда не были вполне готовы тем, что мы делали, не потому что нам кто-то мешал, а потому что выше себя не прыгнешь, а все-таки хочется как лучше. Если уж возникла такая возможность "переодеться", "переобуться", то надо ее использовать, для того чтобы чисто профессионально лучше работать. А что касается политического направления, оно не меняется, наше намерение рассказывать читателям о жизни, о нашем обществе все как есть.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Я напомню, что в прямом эфире "Эхо Москвы" Отто Лацис заместитель главного редактора газеты "Русский курьер". "Уважаемый Отто Рудольфович, есть ли адрес у вашего издания в Интернете, могли бы вы его озвучить?"
О. ЛАЦИС Пока нет еще.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Я напомню, что наш пейджер 961-22-22, для абонента "Эхо Москвы". "Уважаемый Отто Рудольфович, как случилось, что вы разошлись с Валерием Яковом? Желаю успеха, с уважением, Галина Александровна", это вопрос, пришедший уже на пейджер.
О. ЛАЦИС Я не знаю, мы, команда Голембиовского, которая делает "Русский курьер", мы все говорим по поводу спора между Березовским и Митволем, т.е. владельцем реальным и номинальным, все как есть, и стараемся ничего не говорить по поводу того, что мы разошлись, скорее Валера разошелся с нами, ну как-то это это неприятный разговор, он говорит в беседах об этом. Попросту вышло так, что он принял предложение Митволя стать владельцем логотипа "Новых Известий". Как вам сказать, может быть, я был не знаю, это вина или заслуга, я был инициатором того, чтобы мне кажется, Валера должен был отказаться. Мы не позволяли ни Лукьянову в советское время, ни Хасбулатову во время споров во время Ельцина, ни Черномырдину, по указке которого разорили наши "Известия" в 97 году, назначать нам главного редактора, Голембиовского избрал главным редактором коллектив в день победы народа над августовскими путчистами и провозглашения независимых "Известий", избрал единогласно. Мы только все вместе решаем, кто глава нашего коллектива. А когда приходит такой человек, как Митволь, не хочу даже никаких эпитетов употреблять, и говорит, что вот он решил отдать логотип, он выбрал Валеру, не знаю, по каким соображениям, и знать не хочу, тогда мне хочется сказать, а это не твоего ума дело, мы разберемся сами, мы лучше уйдем, играйте без нас.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Пейджер наш 961-22-22, для абонента "Эхо Москвы". Еще вопрос: "Уважаемый Отто Рудольфович, скажите, пожалуйста, планируете ли вы выпуск газеты в других городах?"
О. ЛАЦИС Да.
Н. БОЛТЯНСКАЯ В каких?
О. ЛАЦИС Сначала это будет, если получится, 5 городов. Если хорошо пойдет, будет дальше больше. Это Питер, это Ростов-на-Дону, это Екатеринбург, это Новосибирск, я даже забыл, что же пятое, кажется, Красноярск.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Вот из Саратова очень интересуются. Как насчет Саратова?
О. ЛАЦИС Мы думали и о Саратове, что-то на Волге будет, то, что я забыл, это, наверное, на Волге. Мы колебались между Казанью и Нижним, думали и о Саратове. Это вопрос времени и выбора дело в том, что у нас все-таки и цвет, и возможности распространения вовремя. Там надо смотреть в пунктах печати, какие полиграфические возможности. По-моему, в Саратове они хорошие, но мы боимся
Н. БОЛТЯНСКАЯ Не все сразу.
О. ЛАЦИС Да, не все сразу. Это уже вопрос финансовый.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Вот вам, пожалуйста, вопрос из Питера: "Будете ли вы сразу налаживать сотрудничество с региональными издательствами? К сожалению, "Новые Известия" нельзя было найти нигде, кроме Москвы".
О. ЛАЦИС Вот самая большая наша беда, что мы никак не могли наладить обеспечение в Питере. Не знаю подробности, потому что это была не моя область работы, но там какая-то очень тяжелая монополия в распространении, мы пытались несколько раз, и в Питере выходить не получалось.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Еще один вопрос, такой спорный: "Уважаемый Отто Рудольфович, в 97 году за два дня была разогнана из-за статьи Крутакова и Кадулина. Почему-то в 99 году во время дискуссии Явлинский и Чубайс выступали на стороне фигуранта той статьи. Буду благодарна, если прокомментируете", Галина Борисовна из Петербурга.
О. ЛАЦИС Нет, это неверное представление, я даже не помню статьи Крутакова и Кадулина. Газета "Известия" была разогнана из-за того, что мы перепечатали информацию из "Монд" о происходивших в американском сенате, в комиссии сенатской слушаниях, на которых один из сенаторов задавал директору ЦРУ вопрос: правда ли, что у господина Черномырдина имеется собственность на 5 млрд. долларов? Вот собственно и все. Кстати, директор ЦРУ на этот вопрос не ответил ни да, ни нет. А мы в дальнейшем напечатали отрывок из стенограммы, которая имелась в Интернете. А господин Черномырдин осерчал на нас за эту информацию и поручил Алекперову, владельцу, главе "ЛУКОЙЛА", который в тот момент как раз купил на вторичном рынке контрольный пакет акций, т.е. он купил акции "Известий", не принадлежавшие известинцам, и сказал, что вот ты лишишься выгодного контракта в Казахстане за то, что твои "Известия" они еще не стали его, они должны были стать только через месяц, и обещали нам лукойловцы дружбу и любовь до этого дня. А Алекперов сказал нет-нет, это не я, это Голембиовский. Тогда ему сказали ну, значит, докажи, убери Голембиовского. Вот такова была история, мы это опубликовали тогда в "Известиях", и Алекперов этого не опровергал, он сам звонил Голембиовскому, топал ногами и ругался. Но в то время Черномырдин был премьером, ему было неудобно признавать, что у него есть такое имущество. Сейчас он признанный миллиардер, официальный, но поскольку, как я понимаю, это имущество выражено в акциях "Газпрома", а они после дефолта 98 года в связи с изменением курса рубля и курса акций оцениваются иначе, у него, значит, сейчас объявляется всего-навсего 1,5 млрд. долларов, а не 5, но теперь он этого даже не скрывает. Тогда он считал это нужным скрывать и за нашу разоблачительную публикацию осерчал. Тогда это было исходной причиной, дальше было много перипетий, достойных пера Теодора Драйзера, это долго рассказывать, но исходная позиция была этой, вовсе никакой не Крутаков. Я догадываюсь, я не помню этой статьи, наверное, речь идет о чем-то по поводу отношения к Чубайсу, то ли к Союзу писателей, то ли к залоговым аукционам. Я могу сказать, что я абсолютно положительно, здесь я расхожусь с большинством, наверное, населения России, абсолютно положительно оцениваю ваучерную приватизацию по Чубайсу. Я полагаю, что ничего другого и ничего лучшего невозможно было сделать. Мы делали реформы исторического масштаба с 50-летним опозданием и должны были все делать не по учебникам. Поэтому ваучерная приватизация была проведена так, как только можно ее было провести. А вот по поводу дела Союза писателей и историей с залоговыми аукционами, в результате которой Потанин и "Онэксимбанк" приобрели за 190 млн. долларов "Норильский никель", предприятие мирового масштаба, которое, я думаю, стоит миллиардов 20, не меньше, у нас было и остается много вопросов, и думаю, что не только у нас. И не "Известия", не Крутаков и Кадулин открыли эту тему, мы были не первыми, а, по-моему, начинал "Московский комсомолец", сейчас уже не помню подробностей. Но мы написали тоже, потому что мы в конкурентной среде, мы не имеем права просто утаивать от читателей важные новости, о которых говорят все. Позиция другой вопрос, факт, мы сообщили факт. По поводу этого факта Анатолий Борисович, с которым у меня были до того, по-моему, совсем неплохие отношения, прислал нам письмо, и мы его без комментариев опубликовали в "Известиях", больше мы ничего не сделали.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Буквально через пару минут мы сможем включить телефон 203-19-22. "Уважаемый Отто Рудольфович, какой будет тираж нового издания". Я убедительно прошу всех, кто нам присылает сообщения, запомнить название этого издания "Русский курьер".
О. ЛАЦИС Да, газета будет называться "Русский курьер". Начать мы хотим тысяч с 30, исходя из того, что лучше, когда есть небольшой дефицит, чем когда валяется на всех прилавках. Поэтому мы не хотим сильно размахиваться сразу, ну а дальше как пойдет, проявят читатели к нам благосклонность, мы будем печатать столько, сколько надо.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Кстати, почему "Русский курьер"? Такой был уже, да, Отто Рудольфович?
О. ЛАЦИС В 19 веке еще, в 70-80-х годах была либеральная газета "Русский курьер". Не почему. Вы знаете, в России, говорят, зарегистрировано 49 000 названий. Мы перебрали с полсотни разных, которые казались нам новыми, незанятыми. Это одно из, в общем, равноценных названий, которое, мне кажется, не лучше некоторых других, но приемлемое. Слово "курьер" мне нравится потому, что выражает суть, это тот, кто быстро, оперативно доставляет новости, это основная задача газеты, как мы ее видим, вот нашей газеты. "Курьеров" всяких много, есть "Курьер ЮНЕСКО", разные другие, а мы вот "Русский курьер". Есть еще, можно было бы, может быть, с точки зрения политкорректности лучше было бы сказать "Российский курьер". Может быть, не все читатели знают, что Государственная Дума установила государственную монополию на слово "российский". Если вы хотите что-нибудь, какую-нибудь торговую марку получить, включив в название слово "российский", надо отдельно платить государству. На слово "русский" никакого налога не наложили.
Н. БОЛТЯНСКАЯ "Уважаемый Отто Рудольфович, имеет ли к вашему названию отношение Василий Аксенов?" спрашивает Сергей.
О. ЛАЦИС Не слышал. Очень любя Василия Аксенова, не слышал о его причастности. Правда, именно это название среди многих других, которые мы обсуждали, предложил Игорь Александрович Яковенко, который является генеральным директором издательства нашего, собственно наш издатель, он же генеральный секретарь Союза журналистов России. Я у него даже не спросил, откуда он его взял, он сказал, что вот есть такое название хорошее, принципиальных возражений у нас не было, он сказал, что вот можно его быстро зарегистрировать. Нам важен темп, на самом деле, при том, чтоб не было чего-то принципиально мешающего в этом названии среди прочих равноценных. Он сказал, что вот он уже запустил эту регистрацию в дело. Мы решили побить все рекорды и выпустить первый номер 15 мая, это через полтора месяца после принятия решения об издании новой газеты. Такого темпа не было никогда, даже когда мы создавали "Новые Известия", это потребовало 2 месяца. А вообще нормально это месяцев 6-8.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Вопрос от Ольги Николаевны: "Уважаемый Отто Рудольфович, как быть подписчикам "Новых Известий", которые не хотят больше получать "Новые Известия", а хотят "Русский курьер"?"
О. ЛАЦИС Формальный путь это сдать на почту квитанцию от "Новых Известий", поскольку у подписчика договор не с коллективом творческим "Новых Известий", коллектив вообще, к сожалению, ни на что здесь повлиять не может, и даже не с АО "Новые Известия", которое осталось в формальной собственности господина Митволя, у них договор с почтой. Раз почта не доставляет данную газету, она должна, как я понимаю, вернуть деньги и сама уже предъявлять иск господину Митволю. А потом выписать "Русский курьер", я не знаю, успеем ли мы с подпиской со второго полугодия. Я был за то, это ни к чему нас не обязывает, но, может быть, хорошо какие-то квитанции или копии квитанций сохранить, я был бы за то, чтобы мы какую-то сделали привилегию для тех, кто предъявит квитанцию о подписке на первое полугодие 2003 года, те, кто на сегодняшний день, на момент прекращения, на 22 февраля, были подписчиками "Новых Известий". Но никакого такого решения нет, пока мы ничего не смогли на этот счет сделать.
Н. БОЛТЯНСКАЯ "На кого рассчитана ваша газета, нужна ли она вообще?" спрашивает Игорь.
О. ЛАЦИС Наша газета, так же как "Новые Известия", рассчитана примерно на тот читательский сектор, на который рассчитаны, если говорить о более деловом уклоне, "Коммерсант", "Независимая газета", на который были рассчитаны "Известия" до раскола 97 года. Это публика, склонная размышлять, она не специальная, но все-таки рассчитана на некоторую степень интеллигентности. Нужна ли она вообще? Это самый трудный и мучительный вопрос на современном рынке, вообще на любом рынке, для каждого, кто начинает выпускать новый товар. Рынок покажет.
Н. БОЛТЯНСКАЯ На этот вопрос придется отвечать читателям, с помощью своего кошелька в том числе.
О. ЛАЦИС Да, читателям и нам.
Н. БОЛТЯНСКАЯ "Уважаемый Отто Рудольфович, ваша газета нам очень нужна, пусть у вас все получится. Здоровья Игорю Голембиовскому. Ольга из Петербурга".
О. ЛАЦИС Уже есть один читатель, который ответил на вопрос.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Не один, право слово, не один. "Не могли бы вы назвать примерную цену вашей газеты в розницу, я видела ее по цене 8 рублей. Заранее спасибо. Татьяна".
О. ЛАЦИС Нет, она просто не поступала в продажу, не может быть никакой цены, мы не знаем цену, мы ее не назначали, это будет делать издательство, мы еще не обсуждали, поскольку все происходит очень быстро, мы просто не дошли до этого вопроса. У нас вышел нулевой номер, пробный. Поскольку еще не была получена регистрация, мы не имели право делать тираж больше 999 экземпляров, т.е. до тысячи можно выпускать без регистрации, и не имели права ее продавать, мы ее раздаем, рассылаем, эти 999 экземпляров. Я не думаю, что кто-нибудь из достойных людей, получивших по нашей рассылке, вышел продавать ее по 8 рублей. Это какая-то ошибка.
Н. БОЛТЯНСКАЯ "Для того чтобы на Западе раскрутить новое название газеты, проходит минимум 3-5 лет. На что вы рассчитываете в преддверие новых выборов? С уважением, Саша".
О. ЛАЦИС По нашему опыту это года два. Мы не ориентируемся специально на выборы, мы не ставим такой политической задачи. Мы действительно стараемся ставить задачи, во-первых, творческие, во-вторых, коммерческие. Специальной поддержки каких-то политиков на выборах, мы не ставим такой задачи.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Игорь из Саратова спрашивает: "Будет ли "Русский курьер" иметь свой сайт в Интернете?" Я уже задавала этот вопрос Отто Рудольфовичу.
О. ЛАЦИС Будет. Но мы пока еще в редакции даже стулья не расставили, нет компьютеров, это все происходит каждый день, поэтому не могли пока просто иметь интернет-адреса.
Н. БОЛТЯНСКАЯ "В начале 90-х выходила газета "Русский курьер", ее владельцем был эмигрант. Возможно, он владеет торговой маркой", это вопрос от Александра.
О. ЛАЦИС Выходила такая газета, насколько мне известно, это Иосиф Гальперин, московский журналист, который не эмигрант, живет и работает в Москве, но он потерял формальное право, потому что, по закону, если газета год не выходит, то Госкомпечати обязан аннулировать лицензию, там, правда, опять же по закону, который в данном случае очень строго демократичен, отобрать лицензию можно только по суду. По-моему, Госкомпечати не завершил эту процедуру аннулирования лицензии, но фактически эта газета умерла несколько лет назад. Я надеюсь, что мы Иосифу Гальперину ущерба не причиняем.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Отто Лацис заместитель главного редактора газеты "Русский курьер". После небольшой паузы, после новостей мы продолжим нашу беседу.
НОВОСТИ
Н. БОЛТЯНСКАЯ 19:35, вы слушаете "Эхо Москвы". "Персонально Ваш" Отто Лацис заместитель главного редактора газеты "Русский курьер". 203-19-22, Отто Рудольфович вас внимательно слушает. Пожалуйста, не забывайте представляться. Алло, здравствуйте, как вас зовут?
КИРИЛЛ Меня зовут Кирилл, я из Санкт-Петербурга. У меня вопрос к Отто Рудольфовичу. Кого из газетных изданий он видит своим основным конкурентом на рынке. Мне кажется, что это будут газета "Газета" и "Новая газета", потому что больше изданий, рассчитанных на либеральную аудиторию читателей, не видно.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Спасибо.
О. ЛАЦИС В общем, это правильные адреса. "Новая газета", конечно, ближе всех была к "Новым Известиям", не была конкурентом по одной технической причине, она не ежедневная, т.е. ежедневник с еженедельной не конкурируют, читатель может брать и то, и другое.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Сейчас два раза в неделю она выходит.
О. ЛАЦИС Да, два раза в неделю. Но с точки зрения конкуренции, да, ну газета "Газета", может быть, в меньшей степени, примерно этот профиль, верно.
Н. БОЛТЯНСКАЯ "Сохранится ли корреспондентская сеть "Новых Известий" в "Русским курьере"?" спрашивает Самуил.
О. ЛАЦИС Все корреспонденты "Новых Известий", российские и зарубежные, насколько мне известно, перешли в "Русский курьер".
Н. БОЛТЯНСКАЯ "Эхо Москвы", здравствуйте, как вас зовут?
ЛИЛЯ Меня зовут Лиля, вопрос у меня такой. Считаете ли вы себя проводником ваучеризации идеологии, поскольку вы сказали, что ваучеризация единственно возможный вариант был. Спасибо.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Пожалуйста. Прошу.
О. ЛАЦИС Проводником на деле я не был, потому что не я это решал, это решала Государственная Дума где, кстати, она же приняла закон, и ваучеризация ведь была проведена полностью в соответствии с законом, принятым тогда еще не Государственной Думой, а Верховным Советом, где, кстати большинство составляли в то время левые фракции. Я считаю себя всю жизнь, сколько я пишу, занимаюсь экономической журналистикой десятки лет, проводником рыночной идеологии, а ваучеризация это было совершенно конкретное мероприятие, это небольшая часть рыночных реформ. Оценивая просто ситуацию того времени Я могу коротко объяснить в чем дело. Если вы помните декабрь 91 года, мы считали дни и часы до либерализации цен, потому что цены на отсутствующие товары, вплоть до хлеба, они были способны просто уморить нас голодом. Надо было либерализовать цены, ну а по всем прописям, либерализация цен при монопольной собственности, при едином государственном собственнике всего означает дикий разгон инфляции, монопольные цены. Поэтому надо было как можно быстрее демонополизировать собственность. Вот это в самом кратком и примитивном виде. Это было сделано не идеально, но, я думаю, так, как можно было в тех очень тяжелых условиях, это было сделано.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Вопрос, точнее это пожелание: "Желаю вам свершений и побед, побольше позитива это мой совет. Татьяна Ушакова из Екатеринбурга".
О. ЛАЦИС Спасибо. Позитив, это как жизнь позволит, мы пишем о том, что есть.
Н. БОЛТЯНСКАЯ "Эхо Москвы", здравствуйте, как вас зовут?
МАРК Марк, я из Кемерово звоню, Кузбасс. Вы будете выпускать свою газету именно в Сибири, здесь у нас в Кузбассе или в Томске?
О. ЛАЦИС Пока не планируем. Я, надо сказать, сотрудничаю немножко с Кузбасской нашей газетой, но в личном качестве, там иногда печатаюсь. Пока мы думаем выходить в Новосибирске, и в окрестные области, наверное, будет возможность ее возить.
Н. БОЛТЯНСКАЯ "Эхо Москвы", здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ Добрый день. Отто Рудольфович, вы, видимо, не совсем поняли вопрос, который вам задал человек, позвонивший о названии газеты. Речь идет вот о чем. Если господин Гальперин в свое время оформил авторское право на это название, то он дождется, пока вы купите стулья, компьютеры, после этого он к вам придет и скажет ребята, надо расплачиваться за мой товарный знак. Вот зарегистрировали вы товарный знак, это очень важный момент, потому что если товарный знак зарегистрирован кем-то, то вам придется отказаться от этого названия. Спасибо.
О. ЛАЦИС Спасибо за заботу. Во-первых, регистрация логотипа и регистрация товарного знака это разные вещи. Я совершенно не уверен, что Иосиф Гальперин регистрировал также товарный знак, это отдельное дело, насколько мне известно. Мы все эти вопросы нашим издателям задавали, я просто не компетентен в этом, потому что всеми коммерческими делами занимается издательство. Наше дело, журналистов, в данном случае, самая для нас выигрышная позиция делать газету. Финансовые, юридические дела не наши. Мы беспокоились об этом, спрашивали, наши издатели заверили, что все эти возможности проверяются, в общем-то, опасность, о которой вы сказали, она достаточно широко известна, я не думаю, что такие достаточно элементарные вещи будут пропущены. Надеюсь, здесь все будет в порядке.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Отто Рудольфович, я прошу прощения, вот насколько сейчас говорят сотрудники Российского агентства авторских прав, 5 лет срок действия регистрации товарного знака.
О. ЛАЦИС Это не товарный знак, а регистрация газеты, то, что я говорил один год. По-моему, уже и 5 лет прошло, как не выходит тот "Русский курьер", который имел Гальперин.
Н. БОЛТЯНСКАЯ "Эхо Москвы", здравствуйте, как вас зовут?
ТАТЬЯНА Меня зовут Татьяна, у меня такой вопрос. Предполагает ли Отто Рудольфович и его редакция сотрудничать с Гайдаром?
О. ЛАЦИС С Гайдаром в качестве автора, а как еще, я вижу только такую возможность, всегда с удовольствием сотрудничали и "Известия", когда мы там были, и "Новые Известия", думаю, что будет сотрудничать и "Русский курьер" в той степени, в какой Гайдару позволят его время и желание. А какого-то другого, не знаю
Н. БОЛТЯНСКАЯ "Либерализация цен при отсутствии гарантий это преступление, ничем его объяснить нельзя, как бы либералы этого ни желали", это мнение от Димы, пришедшее на пейджер.
О. ЛАЦИС Я думаю, Дима просто не понимает механизмов рынка. Что такое гарантия? Либерализация цен только и создает гарантию существования рынка. Это, как бы сказать, в космический корабль вы пустите в воздух или нет, или он будет закупорен и воздуха там не будет, и вы будете говорить, что пустить туда воздух при отсутствии гарантий это преступление. Преступление не пускать туда воздух.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Отто Рудольфович, насколько я понимаю, Дима и некоторые его единомышленники на пейджере, их мало интересуют гарантии существования рынка, интересуют гарантии существования себя самих.
О. ЛАЦИС В том-то и дело, что ежели Дима и все, кто думает так же, как он, потрудятся вспомнить, если Дима не слишком молодо для этого, если потрудятся вспомнить 91 год, они поймут, что речь шла не то что о гарантиях, об элементарной возможности физического существования населения России.
Н. БОЛТЯНСКАЯ "Эхо Москвы", здравствуйте, как вас зовут?
ВЛАДИМИР Отто Рудольфович, деликатный вопрос. Ваши авторы, которые публиковались в "Новых Известиях", внештатные авторы, до сих не получили гонораров, еще за прошлый год. Известно ли вам, господин Митволь и иже с ним собираются с нами расплатиться? Если что-либо известно, будьте любезны, ответьте.
О. ЛАЦИС Да, я знаю об этой беде. Мне страшно неудобно перед моими авторами, которых и я привлекал. Должен сказать, что и журналисты, уволившиеся из "Новых Известий", не получили окончательного расчета. Причем мне кажется, что когда мы уходили, какие-то деньги от последних наших рекламных успехов в бухгалтерии были, я, правда, не настаиваю на этом, но, кажется, так. Почему АО "Новые Известия", владельцем которого себя объявляет господин Митволь, не платит авторам гонорары, я не знаю. По-моему, это возмутительно.
Н. БОЛТЯНСКАЯ "Эхо Москвы", здравствуйте, как вас зовут?
ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ Виктор Сергеевич. Будьте добры, объясните, вот по поводу 91 года, там, по-моему, находились выброшенными туши кур, свиней, колбасы. Была ли это подготовка Ельцина и прочих ворюг
Н. БОЛТЯНСКАЯ Понятно, с эпитетами понятно.
О. ЛАЦИС Да, Виктор Сергеевич, такие факты известны. В том-то и ужас, что в стране вовсе не было недостатка продовольствия и других товаров. И телевизоры стояли в подсобках в три яруса, а на прилавках их не было, а за три номинала можно было их получить. Таков механизм. Это людям, прожившим всю жизнь в нерыночной системе, это трудно понять. Но вы представьте себе продавца в магазине, в советском магазине. Продавец-то знает, в отличие от простых людей, как работает рынок, даже не рыночная система, она все равно рыночная, только это изувеченный рынок, работающий ненормально.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Извращенный.
О. ЛАЦИС Извращенный рынок. Но продавец-то знает, он умеет из подсобки продавать по правильной цене, в правильных рыночных условиях, с черного хода. Он понимает, что если товар исчезнет полностью, то это может существовать очень недолго. Рано или поздно, кстати, это было уже и объявлено, государство объявит либерализацию, и тогда будет правильная цена, она будет, может быть, в 5 раз больше. А зачем же он отдаст по этой цене? И товары, в том числе могли и пропасть в этой ситуации, во всяком случае, они были, не товары исчезли, умерла торговля как процесс, как явление. Причем ведь до сих пор не оценено то обстоятельство, что это было одной из главных причин гибели Советского Союза. Тогда начали устанавливать заставы между республиками, между областями, между районами. Если в нормальной рыночной системе закрываются от продавца, не дам привезти и продать, то там закрывались от покупателя не дам вывезти и купить.
Н. БОЛТЯНСКАЯ 203-19-22, "Эхо Москвы", здравствуйте, как вас зовут?
ИРИНА ИВАНОВНА Ирина Ивановна. Вы знаете, я хочу вернуться к гарантиям. Вы очень правильно заметили, что гарантия не существования рынка, а гарантия выживания. Каким образом можно говорить о гарантиях, если до сих пор минимальная зарплата приравнена к как это называется?
О. ЛАЦИС Прожиточному минимуму.
ИРИНА ИВАНОВНА Да, к прожиточному минимуму.
О. ЛАЦИС А это разные вещи.
ИРИНА ИВАНОВНА Почему? Это как раз гарантии.
О. ЛАЦИС Я вам скажу почему. Слишком велик разрыв, на порядок, не на проценты, даже не в разы, а раз в десять, на порядок сейчас существует разрыв между прожиточным минимумом и реальными доходами на душу населения. Если установить волевым образом, не подвести к этому экономически, ну да, ну хочется, ну хорошо бы дать и такую социальную гарантию. Но в экономике, да и в политике нет выбора между хорошим и плохим, тогда бы не было ни экономики, ни политики, было бы просто управление как трамваем управление страной. Есть выбор между более плохим и менее плохим. Каждое решение имеет свои недостатки и достоинства. Вот выбор такой, чтобы сейчас объявить минимальную зарплату на уровне прожиточного минимума, а если объявить, то это надо делать. У нас ведь существует множество законов о гарантиях, которые не выполняются, потому что законы принимались без всякой возможности их выполнения, без оценки этой возможности. Значит, если мы сейчас объявим, то будет та гонка, которая была в 92 году, будет гонка цен и зарплат, будет инфляция. Мы будем платить деньги, которых на самом деле платить не можем. К этому можно подходить только постепенно, только в меру реальной готовности государства, я никак не хочу сказать, что государство здесь делает все идеально, особенно в сфере бюджетной, особенно в зарплатах учителям и врачам то, что делается, это чудовищно. Я убежден, что государство здесь может давать гарантий гораздо больше, также и для некоторых других групп населения, не хочу сейчас углубляться в подробности.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Отто Рудольфович, а можно задать мне вопрос?
О. ЛАЦИС Но вот таких гарантий, прямолинейных, не может быть просто. Да, извините, Нателла.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Вопрос вот какой. Т.е. можно ли говорить на сегодняшний день, там 80-е, начало 80-х годов, была такая средняя зарплата низшего звена, как 100-120 рублей, но была эпоха товарного дефицита.
О. ЛАЦИС Не низшего, нет. В то время это была не низшего, низшего была поменьше.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Во всяком случае, будем считать, что средняя зарплата такая была.
О. ЛАЦИС Средняя была около 200, а низшая была значительно меньше, чем 100-120.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Выжить на эти деньги было можно, в общем-то. Другой вопрос как.
О. ЛАЦИС Вы понимаете, нельзя сравнить тогда и сейчас, это сравнение разных пород животных, рыночная экономика и нерыночная. Когда мы переходим через рубеж 2 января 92 года, всякое прямое сравнение реальных доходов, реального уровня жизни, оно становится не то что неправильным, оно становится бессмысленным. Как считать реальную зарплату, когда не было возможности реализовать ее в магазине? Даже Госкомстат это наконец понял, и в начале 90-х годов, в первые годы независимой России он еще давал эти ряды сплошные. Сейчас, если взять статистические сборники, он берет ряды по показателям реального уровня жизни с 92 года, 92-й и последующие между собой сравнивать можно, а все, что с 92-го и потом, с одной стороны, от 91-го и раньше, с другой стороны, сравнение в этом смысле бессмысленно. Другая структура, другие условия, не то что лучше или хуже, а просто мы живем по-другому, качественно по-другому.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Ну что ж, а мне остается напомнить, что Отто Рудольфович Лацис заместитель главного редактора газеты "Русский курьер", которая с 15 мая... правильно сказала?
О. ЛАЦИС Мы надеемся, что так, да.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Я тоже стучу по дереву. Благодарю Отто Рудольфовича. Спасибо.



02.05.2003
http://echo.msk.ru/programs/personalno/22082.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован