Эксклюзив
16 марта 2011
14677

В нашей семье День Победы - не рядовой праздник

Main image002
Представляем Вашему вниманию очерк "В нашей семье День Победы - не рядовой праздник" из цикла "Истории Великой Победы", рассказанный адвокатом Куприяновым А.А. о своих родных, участниках Великой Отечественный войны. В его семье бережно хранят их фотографии, подлинные материалы и вещи. За годы войны в семье Тиктинеров геройски погибли практически все мужчины призывного возраста, а женщины воевали врачами и медсестрами. В конце материала Вы можете увидеть видеоролик.


Мой дядя Лев Тиктинер (на фото) начал войну в самом ее начале, в июне - командиром взвода противотанковых пушек, печально известных "45-пяток". Пушку буксировала одна ... лошадь! Снаряды возили в телегах. Снаряд диаметром 45 мм (два пальца!) мог подбить немецкий танк, только попав ему точно в гусеницу или с кормы. Но выстрелить дяде в своем первом бою не пришлось. Успешно "пристреляв" дорогу, они нашли в следующих снарядных ящиках ... кирпичи. Вряд ли это сделали немецкие диверсанты, хотя и это не исключено, скорее боявшиеся неминуемого расстрела за отсутствие боеприпасов снабженцы.


Немцы прямо из танковых люков помахали красноармейцам пилотками и передавили гусеницами всю батарею. Раненым Лев попал в плен, но бежал. Плен для офицера-еврея смерть! Раненного командира, так тогда назывались офицеры, приютила белорусская женщина, но ее соседка выдала Льва немцам. Дяде опять удалось бежать, уже из-под расстрела. Копая себе могилу, он зарубил лопатой немецкого конвоира.

Чудом избежав смерти, Лев создал в Белоруссии из окруженцев новый партизанский отряд. Будучи только лейтенантом, стал его начальником штаба. Ему было только 21 год. Командиром отряда был встреченный в лесах генерал! Отряд получил статус диверсионного подразделения действующей армии и был приписан к НКВД. Комиссаром в него с самолета "забросили" собственного порученца кровавого наркома Л. Берии.

За личный подвиг при исполнении важнейшего задания на коммуникациях фашистов Лев получил в сентябре 1941 года орден Красной звезды. Следует особо отметить: в 41-м ордена давали за то, за что - в 45-м давали Героев.

В октябре Лев с отрядом перешел линию фронта и был вызван в Москву, где тут же попал в Бутырку как "враг народа". Лев шел по Москве в штатском, поблескивая новеньким орденом на груди, но без документов, которые по партизанской привычке с собой не взял, незная новых строгих порядков прифронтового города. И при задержании стал пререкаться "с этими тыловыми крысами".

Партизанский отряд из окруженцев, Белоруссия

 

Через неделю его выпустили только потому, что дядю нашел и заступился комиссар отряда. Получив новое назначение на фронт с повышением, Лев, как раз, смог принять участие в том самом знаменитом военном параде 7 ноября 1941 года.
Потом дядя воевал на Волховском фронте. Был тяжело ранен, долго лечился и после госпиталя ходил с палочкой, поэтому был направлен на Урал на завод, выпускавший пушки, военпредом. Предписание "в тыл" капитан Лев Тиктинер порвал и потребовал отправки на фронт.

Прибыл под Сталинград уже начальником артиллерии полка. Полк оказался на острие главного удара немцев и целиком погиб в первый же день немецкого наступления на Волге.

Там под Сталинградом в окопах встретились два брата моего отца - два моих дяди старший Лев и младший Георгий Тиктинеры. Они написали письмо своему двоюродному брату Анатолию Когану, который был признан негодным к военной службе. У него были сильные очки и порок сердца. Пристыдили: "Еврей не имеет права отсиживаться в тылу!"

Анатолий тут же ушел на фронт добровольцем и позже также погиб при освобождении Риги.


Сам мой дядя Георгий, имевший студенческую "бронь", в неполных 19 лет еще в 1941 году ушел из института добровольцем на фронт и провоевал в полковой разведке полка "катюш" командиром взвода до самых Карпат. Он погиб в 1944 году.

 

Зачетная книжка студента Георгия Тиктинера
 

Ему не было и двадцати двух лет. На фото студенческой зачетной книжки хорошо видно, что он по здоровью был освобожден даже от физкультуры.

За свой последний подвиг Георгий получил орден Отечественной войны сразу 1-ой степени. До этого он не имел ни серьезных наград, ни повышений, только редкое звание "личного гвардейца". Храбрецам тогда давали такое.

Он конфликтовал с комиссаром полка - антисемитом. Еще в 42-м после очередного рейда за линию фронта Георгий его ударил за антисемитские высказывания. За это полагался "штрафбат".

Командир полка спас смелого офицера от трибунала, хотя сам серьезно рисковал. Но награды и карьера для Георгия Тиктинера закончились. Первый и последний для дяди орден, был вручен ему лично начальником артиллерии 2-ой танковой армии "на поле боя" уже смертельно раненному, т.е. без оформления указа в Москве и предварительной "визы" комиссара.
 


Временное удостоверение Георгия Тиктинера

 

Временное удостоверение к награде хранится в нашей семье как реликвия. Была такая редкая исключительная форма награждения. Военачальники от соединения и выше имели право награждать любой наградой - до ордена Отечественной войны 1 степени включительно - без предварительного направления наградных документов в Москву, своей властью с последующим оформлением. Это делалось очень редко, в редчайших героических случаях. Орден или медаль просто доставались генералом из кармана и прикалывались на грудь герою, только что выполнившему важнейшее задание командования.

С еврейской стороны моей родни пошли на фронт и геройски погибли практически все мужчины призывного возраста. Женщины воевали врачами и медсестрами. Мать упоминавшегося выше Анатолия Когана, сестра моей бабушки Фрида Коган 50 лет с перерывом на фронтовой госпиталь проработала в обычной поликлинике московской Марьиной рощи.
Может быть, всего этого не знают те, кто сегодня распространяет басни о евреях, якобы отсиживавшихся в тылу, а если и воевавших, то только в якобы безопасной артиллерии?

 


На фото пушка калибра 76 мм - применялась до конца войны

Напомним, что противотанковая, да и вся полковая артиллерия советской армии и "катюши" действительно были укомплектованы в основном евреями, потому что у них был в целом выше образовательный ценз, они знали тригонометрию и могли делать расчеты для наводки орудий. Автоматизированных систем управления огнем тогда, понятно, не было. Но именно артиллеристы были самой главной и первой мишенью и для танков и авиации противника. На них всегда и везде в первую очередь был нацелен враг.

На фото пушка калибра 76 мм - применялась до конца войны, цеплялась к легковому "Виллису" (аналог военного "УАЗика"). Она в два раза больше, чем "45-пятка". И соответственно в два раза "безопаснее". Заметим, что противотанковый артиллерийский расчет не мог прятаться в окопах и складках местности. Работал всегда навиду. Да еще демаскировал себя блестящими окулярами дальномеров.

Командир взвода противотанковой артиллерии до ранения или гибели участвовал в одном, максимум двух боях, а командир взвода пехотинцев в наступлении воевал "целых" 2 недели. Страшные цифры!
 



Абрам Тиктинер со своими сыновьями за два года до войны, 1939 г.

22 июня 1941 года мой дед, адвокат с 1926 года, Абрам Тиктинер посадил всю свою семью за стол и сказал: "Мы должны защитить нашу Родину". И они ее защитили, не задумываясь, сложив свои интеллигентные головы. Вечная слава героям!

 


Алексей Куприянов
 

Дата смерти моего русского деда Алексея Куприянова, офицера на фронтах Первой мировой войны, тоже 1944 год. Он поневоле "ковал Победу" в рудниках ГУЛАГа по политической 58-статье УК РСФСР.

Моя мать Нина Куприянова начала трудовую биографию на московской фабрике игрушек (!) в 13 лет, в 1943 году, чтобы не умереть с голоду. Ее "рабочая" карточка кормила троих. И сегодня мама заслуженно получила юбилейную медаль.

 


Отец и мать Куприянова А.А.(Анатолий и Нина Куприяновы)
 

Это уже четвертая государственная награда в ее сорокапятилетней трудовой биографии. Биографии обычного советского научного сотрудника, скромно, но всегда на "отлично" и творчески выполнявшего свою работу. Столько наград у женщины, дочери репрессированного "врага народа", никогда не состоявшей ни в партии, ни в комсомоле - большая редкость.

Мой отец Анатолий Тиктинер надел погоны военного "спецшкольника" в 1944 году после гибели обоих братьев и отца. Это аналог современного суворовского училища. По малолетству на фронт уже не попал.



Анатолий Абрамович Тиктинер у памятника выпускникам своей спецшколы

Окончил Военно-инженерную академию. Начал службу на Севере, где наша семья - семья строителя долго жила в землянке с водой на полу (из-за чего я - ребенок стал позже ходить) и дослужился до командира крупной строительной части - размером с гражданский строительный трест. 494 УНР, который создал отец в Бронницах, после приватизации застроил пол-Москвы и области: Карамышевскую и Яузскую набережные в столице и огромные массивы в Подмосковье.

Вот такие святые для меня воспоминания воскресил, казалось бы, столь камерный видеоролик. И не у меня одного.

Автор материала
Куприянов А.А.
Автор проекта "Истории Великой Победы"
Веремеева Т.Ю.

viperson.ru

Документы

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован