03 июня 1980
4993

Самое неприятное в жизни - экзамены

Сергей Капков Георгий Михайлович, почему Вы не любите давать интервью?

Георгий Вицин Я с детства понял, что самое неприятное в жизни - это экзамены. Когда ты должен отвечать на чьи-то вопросы. Имеется в виду и учительница, и директор школы, и милиционер, или, как вот сейчас, журналист. А ты должен вразумительно, а главное, спокойно на все вопросы отвечать. Лично я всегда волновался, поэтому с первого класса прятался за спину товарища, чтобы меня не спрашивали.

И вообще, кто придумал экзамены? Это ужасно. Поэтому, когда срывалась учеба в школе: пожар, там, или 25 градусов мороза мы, дети, радовались, так как появлялась возможность сделать передышку для нашей детской нежной нервной системы.

С. К. И что же заставило вас выбрать профессию актера? Она же влечет за собой и внимание и главное много волнения?

Г. В. Да, но она влечет за собой и необходимое лечение, как я считаю. Это я тоже очень рано понял. Я должен был бороться со своей детской закомплексованностью, и инстинктивно меня потянуло к лицедейству. Надо было приучить себя к аудитории, побороть стеснение. И я выбрал актерское дело, стал заниматься в драмкружках.

С одной стороны, я был чересчур нервным ребенком, а с другой меня все смешило. Я понимал и любил юмор, и это тоже меня спасало. На уроках мы с товарищем, таким же смешливым, все время заражались друг от друга и хохотали. И нас выкидывали из класса к нашей же великой радости.

С. К. Значит, Вы с детства над собой работаете. Вы сильный человек!

Г. В. Я упрямый. Уже будучи взрослым актером, я стал понимать, что нашел настоящее лечебное средство против застенчивости. И когда я случайно узнал от замечательного доктора-психолога Владимира Леви, что он подростков успешно избавляет от заикания путем игры в театр, я убедился еще раз в том, что я на правильном пути в своем лечении. [...]

С. К. Насколько я знаю, Вы смолоду занимаетесь скульптурой.

Г. В. Точнее скульптурным портретом. Это искусство вошло в мою душу, и даже сейчас я думаю возобновить мое увлечение. Напереживавшись в своей профессии и ставя выше искусство изобразительное, я постарался нацелить свою дочь на живопись и прививал ей эту любовь с детства. [...]

С. К. Георгий Михайлович, Вам не безразлично, кто Ваши зрители?

Г. В. Обязательно надо понимать, с кем ты собираешься общаться. Я всегда смотрел в дырочку занавеса перед тем, как выйти на сцену. Надо знать, для кого ты сегодня играешь. И важно угодить всем, кто в зале а там бывает, особенно в праздники, половина полуинтеллигентов, половина алкашей. Поэтому надо подвести себя к средней норме... игры. [...]

С. К. Вы подарили много минут радости, смеха миллионами зрителей, а сами от этого что-нибудь получили?

Г. В. Ну зарплата у актера небольшая... Ах, вы не про это? Про удовольствие? Конечно! Я без удовольствия не должен выходить ни на сцену, ни на экран. Поэтому и увлекся комедией. Все, что я готовлю, проверяю сначала на себе. Я раздваиваюсь читаю, проверяю и смеюсь, как зритель. Или не смеюсь. Тогда переделываю.

Очень люблю Зощенко. Он, конечно, писал для чтения, для душевного интимного чтения. Но есть у него некоторые рассказы, которые годятся для эстрады. Зощенко очень чувствовал характеры, юмор, но читать со сцены сам не умел. Помню, я еще молодой был, слушал его в Колонном зале. Выступил и тишина. Представляете? Я понял, что он не актер. Он очень четко чувствовал характеры, но читал смешной рассказ, как поэтическое произведение, на одной интонации, нараспев... Как Вознесенский.

С. К. А драму вы не любите?

Г. В. Драму я люблю. Ту, которая у Зощенко, трагикомическую. А остальное мне не нравится. Да это и вредно, особенно в наше время. У каждого была какая-то душевная травма: кто-то в семье ушел из жизни, кто-то болен... С другой стороны и мне это не хотелось бы бередить и пользоваться собственным грустным багажом.

Смеяться это естественная потребность человека... нормального. А отсутствие чувства юмора это болезнь... ненормального человека.

С. К. Вы сами человек неординарный, с собственной философией, взглядами на жизнь, на общество. Как Вам удавалось спокойно жить в нашей стране с таким оригинальным мировоззрением?

Г. В. Так нельзя же все принимать всерьез. Даже жизнь... В годы моей озорной театральной юности один пожилой актер, утомленный жизнью и трагическими ролями, глядя на мои "ужимки и прыжки", мрачно, с некоторым пафосом, произнес: "Обезьянка... Дурачок... Шут гороховый!".

КАПКОВ С. Георгий Вицин: "Обезьянка... Дурачок... Шут гороховый" [Инт.] // ТВ-ПАРК. 1998. 27 апр.-3 мая.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован