16 апреля 2012
6464

`Проблема в том, что другие кандидаты на пост ничем не лучше Нургалиева`

Лидер Либерально-демократической партии России (ЛДПР), член комитета Государственной думы России по обороне Владимир Жириновский на пленарном заседании Госдумы

Госдума не стала рассматривать вопрос об отставке Рашида Нургалиева. В пятницу глава МВД встречался с депутатами в рамках "правительственного часа". Он пообещал сделать работу полиции прозрачнее и напомнил, что граждане совершают преступления чаще, чем полицейские. Ситуацию ведущему Андрею Норкину прокомментировал лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский.

- Очень часто ваши коллеги приглашают на "правительственный час" того или иного министра, причем это идет с формулировкой "требуем вызвать". И какие-то ожидания, что вот сейчас Дума возьмет и все-таки заклеймит позором. Ваша фракция, в общем, тоже как-то поддерживала идею потребовать отставки Рашида Нургалиева. Почему опять ничего не произошло?

- Потому что процедура "парламентского часа", когда выступают перед нами министры, она не предусматривает принятия решения. В ходе выступления от имени фракции мы даем оценки. Но для того, чтобы обратиться к президенту и отправить в отставку какого-то министра, мы должны принять постановление Госдумы, за это постановление, как правило, "Единая Россия" не голосует. Поэтому нам, оппозиции, остается только лишь высказывать наши пожелания. Вот я высказал пожелание убрать трех губернаторов. Но это пожелание мое президенту.

- Но вы же можете как-то играть на степени жесткости ваших заявлений?

- Естественно. Мы не раз требовали отставки министра внутренних дел. Каждый год, наверное, раз в год мы это требуем. Но президент к этому не прислушивается как бы и решение не принимается, потому что это силовые министерства, они их берегут силовиков. Сейчас вот мы надеемся, может быть, допустим, мы будем утверждать Медведева в качестве премьер-министра, все лидеры фракций могут высказать свои предложения, кого нежелательно включать в состав нового правительства. Но силовиков курирует президент Путин. Мы должны обращаться к Путину по вопросу Нургалиева, всех силовиков и министра иностранных дел.

- Какая бы она ни была, все-таки критика в адрес господина Нургалиева звучала. Удовлетворили ли вас его, скажем так, оправдания?

- Нам не совсем все-таки понятно, какие показатели в оценке работы полицейских. Вот почему выбивали показания? Допустим, то же самое в Казани, полицейский участок "Дальний", но если нет таких показателей, как раскрываемость преступлений, зачем издеваться над человеком и пытаться вешать на него это нераскрытое преступление? Мы наблюдали по Краснодарскому краю такой же случай.

- Но он дал ответ на эти вопросы?

- Он сказал, что якобы этих показателей больше нет. Тогда зачем полицейские стараются насильно выбивать показания, чтобы увеличить количество раскрываемых преступлений, вот это вот нам непонятно. Он говорит, что не надо этого делать. Тогда почему они стараются? Ведь оценкой должно быть общественное мнение, допустим, позиция общественного мнения. Или можно фиксировать заявления о совершенных преступлениях через прокуратуру, такие случаи когда бывают, сразу резко увеличивается количество возбужденных уголовных дел. Полиция не возбуждает уголовные дела, граждане никак не могут свои права защитить, а если возбуждает, то вешает их на других, людей неповинных, а еще приводит с улицы людей для того, чтобы было количество задержанных. Вот по этим показателям на местах в полицейских участках начисляют им премию. Но этого министр даже, может быть, не знает или закрывает на это глаза.

- Скажите, пожалуйста, Владимир Вольфович, вот пассаж по поводу того, что, мол, граждане совершают преступления чаще, чем полицейские, он вообще уместен, как аргумент от главы МВД?

- Он имеет в виду, что полицейские тоже наши граждане.

- Я понимаю, что он имеет в виду.

- Конечно, он хочет защитить свое ведомство. Вы поймите, он министр. И сказать ему, что я руковожу людьми, которые совсем, как говорится, имеют преступные наклонности, ни на что не способны... Он же министр. Он сам о себе же не будет говорить плохо. Как я об ЛДПР. У меня тоже есть, может быть, люди не совсем с хорошими качествами, но я всегда стараюсь защитить, что это партия, что мы примем меры и так далее. Это ведомственный подход. Он же не будет говорить: ребята, я с вами согласен, в полиции нужно всех разгонять, они ни на что не способны. Этого тоже ведь трудно дождаться от руководителя ведомства. Он никогда на это не пойдет.

- Но, Владимир Вольфович, вы меня простите, конечно, но я что-то не припомню такого количества жалоб на членов партии ЛДПР, если сравнивать с жалобами на полицейских.

- Согласен. Потому что у нас нет полномочий никаких.

- А если б были, вы бы развернулись, значит?

- Конечно, развернулся. Мы бы выгнали всех. Конечно, они могут сделать это. Почему они этого не делают? Все силовики наши, собственно, да и вообще руководство страны главного нам не говорят, что все проблемы наши связаны с выборами. Если бы не было проблемы выборов, был у нас царь без выборов. Да ведь при царе полиция была лучше, при советской власти была лучше. Выборов не было. Сейчас 20 лет выборов, они силовиков стараются все-таки не трогать, чтобы силовики работали на нужный результат по выборам. Если силовики вдруг будут хоть чуть-чуть помогать оппозиции, то власть все это проиграет.

- Владимир Вольфович, как-то вы все-таки подменяете понятия. У вас получается, что во всех проблемах, в том, что у нас полиция непрофессиональная, виноваты выборы.

- Частично. Например, можно было бы убрать Нургалиева год назад. Но выборы в Госдуму, выборы президента. А как будет вести себя новый министр, еще неизвестно. В том-то и дело, что все время у нас политические кампании... Вот сейчас почему продлили срок полномочий всех? Вот сейчас будет тишина. Пять лет до выборов в Госдуму, шесть лет до выборов президента, вот сейчас пойдет зачистка. Сейчас пойдет смена. Сейчас будет прилив новых сил.

- Вы видите человека, который мог бы заменить Нургалиева?

- В этом еще проблема. Вы подошли к главному вопросу. Они давно готовы. Они хотели Суходольского. Видели, какой Суходольский оказался?

- Суходольский в Израиле сейчас.

- У них постоянно есть кандидаты, которые не лучше Нургалиева.

-А у вас есть кандидат?

- У нас, кроме меня, нет. Я предлагал еще в 1995 году себя вместо Ерина. Вот тогда б назначили меня вместо Ерина, не Степашина, не потом этого Куликова, потом Грызлова и так далее... Вот сейчас 15 лет была бы другая...

- Владимир Вольфович, это давно было, вы меня правильно поймите, все-таки у вас возраст, вы не помолодели.

- Сейчас да, но тогда, в 1995 году, мне было 49. Самый расцвет. И сейчас я справлюсь. Сейчас справлюсь. Но они боятся, потому что силовой министр может совершить переворот. В подчинении у министра внутренних дел миллион.

- Если вас назначат главой МВД, то вы переворот подготовите?

- Они испугаются, он оппозиционер все-таки. Я же не из их команды. Они боятся взять чужаков. За рубежом везде силовики, они независимые, они профессионалы. А у нас они партийные. Все коммунисты были министры внутренних дел, сейчас все они связаны с Кремлем.

- Нет, вы мне скажите, будучи министром внутренних дел, вы готовы переворот устроить в стране?

- Я - нет, но...

- Но могли бы?

- Но мог бы. Я из тех людей, которые все-таки могут принять жесткие решительные меры. Они этого боятся. Я, в первую очередь, мог бы помочь создать новую нормальную полицию. Они и это не хотят почему-то. Почему, не знаю. Потому что когда я создам новую хорошую полицию, резко укреплю, у меня ж в подчинении будет 200 тыс. офицеров внутренних войск. Они еще из-за этого мучаются, они хотят вывести из МВД внутренние войска.

"Коммерсантъ FM", 13.04.2012
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc-y/1916333
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован