12 августа 2013
2142

Поймай меня, если сможешь

Существует ли импортное патентованное средство против "понаехавших"?

Конечно, хотели как лучше... Но проблему незаконных мигрантов в России взялись лечить не потому, что она назрела и перезрела, а потому что на Матвеевском рынке в Москве поколотили полицейского. Нахватали дагестанцев, вьетнамцев и до кучи таджиков с узбеками и уж потом спохватились: спешно принялись создавать то, что стыдливо назвали палаточным городком со всеми радостями межведомственного бардака. В частности, когда правоохранители бросились в МИД с вопросом, как долго просуществуют мигрантские лагеря, их отфутболили в ФМС, которая в свою очередь указала на МВД. Но и там ясности не прибавилось. Словом, принятые экстренные меры никак нельзя назвать системными и продуманными, особенно на фоне заявлений, что подобные "фильтрационные пункты" собираются открыть во всех регионах страны.

Не обнаружив эффективного средства от "понаехавших" в своем отечестве, "Итоги" попытались выяснить: существует ли патентованное импортное?

Американский гулаг

По устоявшемуся мнению, самая масштабная на планете проблема нелегальной иммиграции - в США. Двенадцать миллионов "пришлых" одномоментно! Условно их можно разделить на две категории: на тех, кто приехал легально и остался с просроченными визами, и на тех, кто пересек границу нелегально, главным образом из Мексики. Федеральная миграционно-таможенная служба в прошлом году установила рекорд по количеству депортированных лиц: 410 тысяч, из которых 55 процентов составили нелегалы, осужденные за различные преступления. По сравнению с 2000 годом число высланных возросло в четыре раза. А затраты на процесс депортации одного человека, по данным неправительственных организаций, достигли 20-23 тысяч долларов!

Сейчас это трудно представить, но до начала 80-х годов попавшие в США люди без документов чувствовали себя вполне вольготно, и слово "депортация" у правоохранителей было не в ходу. Хотя сам термин известен еще со времен Великой французской революции 1789-1794 годов, а практика восходит вообще к ранней истории человечества - к 542 году н. э., когда персидский шах Хосров заселил рабами и покоренными народами завоеванный им город Ктесифон.

В Америке о депортации вспомнили в начале президентства Рональда Рейгана, в 1981 году. В страну хлынул поток беженцев с Гаити и Кубы, морским путем добиравшихся до Флориды. Береговой охране приказали перехватывать утлые суденышки с мигрантами и доставлять их на американскую базу Гуантанамо, а также во временные центры содержания на континентальной территории США. В 1996 году этот процесс был оформлен законодательно, и законы с тех пор лишь ужесточались. К сегодняшнему дню в США насчитывается два десятка пунктов содержания мигрантов-нелегалов, не совершивших уголовных деяний. Наиболее крупные расположены вдоль границы с Мексикой, а также в Майами (Флорида), Окдейле (Луизиана), в Агуадилье (Пуэрто-Рико), в Элизабет (Нью-Джерси), Йорке (Пенсильвания) и Сиэтле. Примечательно, что операторами некоторых центров являются частные компании. В каждый отдельно взятый день в них содержится более 30 тысяч нарушителей иммиграционного законодательства.

Разумеется, правозащитники забили тревогу с первых дней этого начинания. Их возмущение вызывали условия содержания - скученность, плохое питание, антисанитария. Только в период с 2003 по 2008 год в этих центрах умерли 134 человека, главным образом из-за несвоевременного оказания медпомощи. Американский писатель Марк Дау написал в 2005 году целую книгу о кошмарах "иммиграционных тюрем", которую он красноречиво назвал "Американский гулаг".

Меры, как говорится, приняты, но ключевые проблемы остаются все те же - даже несмотря на увеличение численности пограничных патрулей и дорогущий электронный забор на значительном протяжении американо-мексиканской границы. С 2009 года администрация президента Барака Обамы пытается пересмотреть нынешнюю систему в сторону некоторого разумного смягчения. Но, похоже, как и в России, усилия федерального центра тихо саботируются на местах при одобрении той части общественности, которая резко выступает против нелегальной миграции.

С другой стороны, не менее трети опрошенных социологами граждан поддерживают так называемый DREAM Act - проект иммиграционной реформы, инициированный Белым домом. Согласно ему нынешним молодым нелегалам открывается возможность легализации при условии уплаты налогов и некоторых штрафов. Президент Обама выражал надежду, что Конгресс одобрит этот закон уже летом. Но, видно, орешек этот Конгрессу пока не по зубам.

В Европу без стука

Впрочем, Европе из-за наплыва нелегальных иммигрантов приходится не легче. Поток беженцев растет с каждым годом. Одна только "черная дыра" на греческих границах дает до 90 процентов притока нелегалов в ЕС. Как сообщили "Итогам" в вашингтонском Институте миграционной политики (MPI), численность нелегалов из одной лишь Африки составляет сегодня в Европе семь-восемь миллионов человек. Попытки некоторых государств противостоять такому великому переселению народов свелись главным образом к ужесточению законодательства.

Пионером в 1998 году выступила Франция. Вслед за ней в 1999 году новые законы об иммиграции приняли Великобритания и Ирландия. В 2000 и 2002 годах так же поступили Испания, Нидерланды, Греция, Дания. Потом пришла очередь Италии и даже - после долгих и острых споров - Германии. Впрочем, ни к какому историческому перелому это не привело. Как ехали, так и едут.

Одни аналитики глубокомысленно цитируют итальянского писателя Умберто Эко: "Третий мир стучится в двери Европы и входит в них даже тогда, когда Европа не согласна его впускать". Другие припоминают пророчество покойного ливийского диктатора Муамара Каддафи, который когда-то грозил Европе упадком и разрушением, если она не поможет своим соседям-диктаторам вроде него самого сдерживать "африканско-азиатское нашествие". И ведь прав оказался тиран! После его падения и революций в Тунисе и Египте в южном Средиземноморье возник гуманитарный кризис небывалой остроты. Тысячи беженцев стали прибывать на ближайшие от африканского берега точки - на Мальту и итальянский островок Лампедуза. По этому поводу даже собиралась сессия ПАСЕ, которая, впрочем, лишь зафиксировала патовый характер ситуации.

С одной стороны, на остров высадились около 30 тысяч нелегалов, и местные жители (коих всего 5 тысяч) в знак протеста штурмом взяли горсовет. С другой - вся ответственность за происходящее легла только на Италию: соседи по ЕС - французы и немцы - категорически принимать этих людей не захотели. Выходом мог бы стать перевод миграции из нелегальной в легальную (к примеру, выдача разрешений на сезонную работу). Но этому воспротивилась Великобритания: дескать, только разреши - полезут во все щели. К слову, на Альбионе сегодня помимо прочих окопались 320 тысяч беженцев из Сомали, которых не удается интегрировать, как бы власти ни старались.

В конечном счете никакого решения принято не было. Примирять островитян с мигрантской действительностью выезжала Анджелина Джоли. Побывал там и тогдашний премьер Сильвио Берлускони: пообещал вывезти пришельцев в другие регионы страны, а заодно выдвинуть Лампедузу на Нобелевскую премию мира. Частично обещания выполнил: какая-то часть североафриканцев остров покинула. Зато понаплыли новые.

Закрытие Австралии

Пока более или менее справляется с проблемой незаконной миграции Австралия. Там легально работают три миллиона человек, нелегально - пять миллионов. Но при этом количество легалов растет ежегодно на 300 тысяч, а нелегалов убывает на 9 процентов в год. Особенностью этой страны является предоставление гражданства потерпевшим кораблекрушение у ее берегов. Поэтому тысячи нелегалов пытаются попасть на остров Рождества (австралийскую территорию более чем в двух тысячах километров от материковой части, но в 500 километрах от индонезийского острова Ява) из Индонезии или Шри-Ланки. Вблизи острова мигранты топят свои лодки и претендуют на убежище. Выживают, конечно, сильнейшие. С 2001 года в океане погибло около 100 000 беженцев. Совсем недавно, в июне 2013 года, очередное кораблекрушение унесло жизни 55 несчастных.

Перепробовав различные варианты, австралийские власти в конце концов пришли в 2001 году к мудрому "тихоокеанскому решению".

Австралия отправляет всех нелегально прибывших в распределительный центр на остров Манус, по сути, взятый в аренду у Папуа - Новой Гвинеи. В соглашении, подписанном обеими сторонами, отмечается, что в обмен на размещение нелегалов Австралия будет развивать программы помощи этому государству - в частности, вкладывать деньги в систему здравоохранения и образования. Сигнал нелегалам послан простой и ясный: рисковать жизнью теперь не имеет смысла. Из приемника на острове Рождества их ждет перевод в другой мигрантский центр, на другой далекий остров, где в общем порядке придется ждать решения властей впустить в страну или не впустить, что может растянуться на годы.

Некоторые правозащитные и религиозные организации сочли тихоокеанский вариант чрезмерно суровым и негуманным. Но много и тех, кто приветствует решительность австралийских властей, указывая на то, что нелегалы оказались "понятливыми". По крайней мере, статистика свидетельствует, что в первый год принятия этой меры в Австралию пробрались 5,5 тысячи пришельцев, а в последующие годы счет шел на полторы-две сотни, и некоторые лагеря для беженцев были закрыты за ненадобностью. Значит, мир получил доказательство того, что средство есть?

С божьей помощью

"Австралийский эксперимент имеет все-таки ограниченный характер, - говорит в интервью "Итогам" американский экономист Антония Боднар. - В любом случае главная проблема нелегальной миграции кроется в ее внутренней парадоксальности: она в равной мере нужна и тем странам, которые являются источником нелегалов, и тем странам, куда они стремятся". И поясняет: для первых - это смягчение безработицы и связанных с нею социальных проблем, для вторых - заполнение рабочих мест, на которые не соглашаются коренные жители. Конечно, вместе с нелегалами приходят проблемы, но это компенсируется коэффициентом экономической прибыли, получаемой от использования, а чаще эксплуатации труда нелегалов.

"Вот и получается, что иммиграционная политика развитых стран, - говорит эксперт, - выглядит двуликим Янусом. Во времена экономического подъема она обращается к иммигрантам, в том числе и нелегалам, с приветливой улыбкой, а во времена спада - с суровостью и жесткостью".

Кстати, некоторые исследователи и политики в США пришли и вовсе к парадоксальному выводу: рост нелегальной миграции - прямое следствие усиления борьбы с нею. Об этом, в частности, говорит пример борьбы с мексиканской миграцией: усиление пограничного контроля не снизило вероятности нелегальных перемещений. Если до реформы 1996 года нелегальные мигранты предсказуемо циркулировали туда-обратно между Мексикой и США, то с ее началом многие из них, опасаясь быть задержанными на границе, предпочли осесть в Америке, а другие нашли новые иммиграционные маршруты.

Ужесточение миграционного контроля не содействует и защите национального рынка труда, считают американские эксперты. Напротив, с ним связывают развитие индустрии фальшивых документов, рост преступности, нарушения прав человека и увеличение нагрузки на судебную систему. А в наших российских реалиях - еще и коррупции.

Что в сухом остатке? Ничего утешительного. И в США, и в Евросоюзе, и, как видим, в России проблемы нелегальной иммиграции нарастают, и иных путей их решения, кроме как усиление контроля и даже репрессий, правительства этих стран пока не придумали.

Альтернатива-то ведь только одна - и всем очевидная: сделать так, чтобы из стран, плодящих миграцию, не захотелось бы бежать... Кстати, в июле этого года с первым пасторским визитом за пределами Рима пресловутый остров Лампедузу посетил папа Франциск. Чем не признание того, что эту проблему может разрулить только Господь Бог!

Вашингтон

Зимин Николай

http://www.itogi.ru/

N32 / 896 (12.08.2013)

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован