13 ноября 1990
4465

Олег Румянцев: `Гимн беспамятству`?! Исторические судьбы российского конституционализма. (Конституционные записки. Часть 3).

"Не будет преувеличением сказать, что проект [Конституции Российской Федерации] представляет собой своеобразный гимн беспамятству, которое свойственно манкуртам, не ведающим, что такое связь времен и историческая преемственность..." Н.д. РСФСР Ю.М.Слободкин, "Советская Россия", 13.11.90.

МУЧИТЕЛЬНАЯ ПАМЯТЬ ВЕКОВ

Итак, наш проект обвинили в отрыве от корней, в искусственном переносе западных идей на российскую почву, и прочая, прочая. Короче - гимн беспамятству, да и только.

Помилуйте, Юрий Максимович и др. критики!.. Наша-то историческая память цепко хранит сложный опыт отечественных конституционных попыток. Суть однако в том, что память нельзя втиснуть в проржавевшую цистерну советского социалистического лихолетья.

Новая попытка добиться торжества конституционализма в России вовсе не нова. Держава наша на протяжении десятка веков знала целую череду подобных попыток и все они пропали пропадом; во многом, благодаря усилиям ретивых своих соотечественников с губительно-охранительным комплексом излишней полноценности. Коренные преобразования и интерес к лучшим западным образцам не получали понимания в традиционной среде.

Памятуя об этом, мы крепимся в желании не сдаваться и все -таки увидеть Россию в семье современных конституционных государств. Мы не желаем преемственности поражений; нами движет преемственность духа праотцов-основателей и реформаторов...

Конституционный процесс в России, как правило, был не просто сложным - мучительным. Отечество наше всегда страдало от господства случая и произвола в ее государственной жизни, и (как говаривали раньше) "от отсутствия органического постоянства и порядка в ея внутренних отношениях".

Конфликт между порядком рациональных идей и иррациональным хаосом укоренившихся отношений, между свободой и рабством - основа тупика большинства конституционных реформ в России.

Ведь что такое Конституция? В 1907 г. верно отвечали: "совокупность законов, правил и обычаев, определяющих характер и способы действия верховной власти в государстве, общий строй и порядок управления, права и обязанности народа и отдельных лиц по отношению к правительству и его органам. Каждое благоустроенное государство имеет и должно иметь свою конституцию, хотя бы и нигде не записанную; - иначе оно впадает в анархию или, при видимом наружном спокойствии и могуществе, постепенно теряет свои жизненные силы и неминуемо клонится к упадку". */ ("Конституция Российской Империи. С примечаниями и вступительною статьею Л.Слонимскаго".).

Обезглавленная и обескровленная Россия продолжит свой путь к упадку, ежели мы не возродим и не создадим вот эту самую живительную совокупность здоровых и твердых законов, правил, порядков и обычаев, известных и постоянных для общества и государства. Памятуя при этом о предшественниках, стремившихся направить Россию по пути разумной целесообразности и справедливости.

Давайте рассмотрим - в какой мере предлагаемые основы конституционного строя и предпринимаемые разработчиками усилия соответствуют отечественным традициям, лучшим чаяниям предтеч российской реформаторской мысли.

ДРЕВНОТА

Прообразом Конституции в Древней Руси можно, по-видимому, назвать Русскую Правду. Она являлась юридическим сводом основополагающих законов своего времени и вместе с административными и судебными грамотами составляла писаный Основной закон. Древнейшие списки Правды попадаются по свидетельству Ключевского в древних летописных сводах - в Новгородской кормчей XII столетия (Синодальный список), написанной около 1276-1294 гг.

Показательно, что эти кормчие содержали перевод византийского Номоканона - с некоторыми добавлениями. Уже Древняя Русь вступила на путь европеизации и не считала зазорным поучиться у продвинутой цивилизации юго-западных соседей.

Отметим, что Правда первоначально была составлена для церковного судьи, который был обязан разбирать и множество мирских дел. Будучи судебником, Русская Правда имела деловое, практическое значение и это важно для нас. Мы теперь очень хотим, чтобы "нормы Конституции имели прямое действие и применялись судом" (проект Конституции Российской Федерации, ст. 5, ч. 2).

Однако, недостаток государственных начал, отсутствие государственного единства, политическая слабость обедняли свод основных законов, не делая его вполне Конституцией.

СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

В древней Руси были зачатки определенного политического уклада - сначала народно-вечевого, потом земско-представительного; но с образованием и усилением национального московского государства владычество над народом переходит всецело к служилому классу.

Когда восточная Русь благодаря Москве, "собирательнице земли русской", превратилась в сплошную Московию - великую "восточную державу" - централизованному государству, казалось, нужен был и единый свод основных законов. Но нет.

Московский царь не хотел чувствовать себя связанным правом и конституционным строем. Как говорил Грозный, "жаловать есмя своих холопов вольны, а и казнить вольны же". Свобода и законопослушание Древней Руси уступили национальному могуществу самодержавного государства. Народ же ощущал, что государство - дело царское, а не народное. На первое место вышло единство культуры, вера, воля, идеал - вот что скрепляло жизнь Руси московской. Обряд, но не Закон.

Однако, теплилось свободолюбие в боярстве. Несмотря на погромы времен Ивана Грозного, вольнолюбивые настроения нашли свой выход в боярских попытках конституционно ограничить власть царя Василия, Владислава, Михаила. Но робкие эти попытки провалились. По верной мысли философа Георгия Федотова - "не поддержал народ, видевший в царских опалах свою единственную защиту - или месть, - и первая русская конституция оказалась подлинной пропавшей грамотой".

Особо остановлюсь на попытках реформы, предпринятых А.Ф.Адашевым в середине XVI века.

Адашев практически возглавил средневековое русское правительство при Иване Грозном - т.н. Избранную Раду. В 1549-1560 гг. в целях укрепления российского государства осуществлены: реформа органов центрального и местного управления, созданы важнейшие "приказы"; военная реформа, заложены основы стрелецкого войска. Примечательно, что в условиях самодержавной власти Адашев пошел на реорганизацию правовой системы: был составлен общегосударственный свод законов - средневековый русский судебник.

Но, увы, не пришлась по вкусу сия конституционная реформа грозному Иоанну Васильевичу. Реформатор был взят под стражу, где и умер в 1561 г. - может быть, не вполне по своему желанию. Адашев открыл собою печальный список жертв, принесенных на алтарь российского конституционализма...

НОВАЯ ЖИЗНЬ

Кое-что удалось сделать в области законодательства Алексею Михайловичу Романову, а затем и его великому сыну.

Петр I внедрил новые управленческие процедуры и учреждения (коллегии), пойдя на разрыв с предшествующим опытом управления. Развитие государственного аппарата пошло в направлении разделения полномочий, централизации, унификации.

Табель о рангах сменила старые принципы чиновного деления новыми.

Однако, сам Петр - по верному замечанию дореволюционного российского правоведа Л.Слонимского - оставил государство неустроенным, так как не позаботился обеспечить правильный порядок преемства верховной власти и не обставил эту власть надлежащими, прочно организованными национальными учреждениями.

Сразу после Петра Россия отказалась от многих нововведений, вернулась (например, на уровне местной власти) к традиционным приказным порядкам дореформенной Московской Руси.

"Русское государство ... существовало и крепло как бы вне народа, подавляло его своею тяжестью и истощало его жизненные соки, именно потому, что оно не имело определенного внутреннего строя, который органически связывал бы народ с данным правительством и придавал бы последнему характер целесообразности и устойчивости. В этом смысле Россия не имела прочной государственной конституции, способной парализовать и обезвредить губительное самовластье Биронов и Аракчеевых; она лишена была правильных, постоянно действующих самостоятельных учреждений, в которых интересы страны и народа всегда находили бы своих верных выразителей и заступников".

КОНСТИТУЦИЯ КНЯЗЯ ДМ.ГОЛИЦЫНА (1730 г.)

Избрание Анны Иоановны на российский престол в 1730 г.

вызвало волнение в дворянской среде: шляхетские кружки подготовили и представили целую череду проектов и записок об устройстве государственной власти в России. Выделялся проект Татищева. Предполагалось закрепление "вышнего правительства" как руководства как дворянского и выборного. Избирательная власть (Верховный тайный совет, Сенат, президенты коллегий, губернаторы) - называются обществом, которое отправляет власть законодательную и учредительную.

Но эти проекты отражали лишь сословное желание льгот для дворянства. Князь же Д.Голицын подготовил и начал обсуждение проекта российской Конституции. По нему верховная законодательная власть отдавалась Верховному тайному совету в составе представителей знатнейших родов, включая и императрицу. Этому совету подчинены Сенат, Шляхетская палата и Палата городских представителей. Иными словами, допускалось народное представительство - хотя и в ограниченных размерах.

Конституционно-аристократическая российская монархия, опирающаяся на временное правление Верховного тайного совета, не просуществовала и месяца. Гвардейское руководство потребовало от императрицы принять подлинное самодержавие, а ранее подписанные ею соглашения уничтожить.

"Пир был готов, но званные оказались недостойными его" сказал князь Голицын с горечью. Но в его словах вскрыта лишь субъективная причина. Поражение не было удивительным. Согласно исследованиям историков, по окончании реформ Петра (в 30-е гг. XVIII в.) правящая элита или генералитет состояли на 90% из представителей старой боярской аристократии, занимавшей ключевые должности в армии и госаппарате накануне реформ (*/ см. "Административные реформы в России XVIII-XIX вв. в сравнительно-исторической перспективе", М., ИНИОН АН СССР, 1990 г.).

Искренние консерваторы оказались сильнее.

"Российская 1 0империя не стала сестрицей Польши и Швеции; зато рядом с 1 0республиканско-шляхетской Польшей стала Россия самодержавно-шляхетская" - заключает В.Ключевский.

Гораздо резче оценивал крушение 1730 г. "веховец" Петр Струве. По его мнению, победа самодержавия над конституционализмом в 1730 г. окончательно заложила "традицию утверждения русской монархии на политической покорности культурных классов пред независимой от них верховной властью". Своим основным содержанием и характером события 1730 г. имели для политических судеб России роковой предопределяющий характер: благодаря им, Ленин-Ульянов мог окончательно разрушить великую державу Российскую и возвести на месте ее развалин "кроваво-призрачную Совдепию".

Среди реформ второй половины XVIII века (Екатерина II) отметим Наказ о перестройке управления и судопроизводства.

Русская административная система совершенствовалась - по европейскому образцу. Основы просвещенного абсолютизма изменились ненамного, однако был заложен обычай умеренной "революции сверху".

XIX ВЕК /эпоха великих конституционных приступов/ 1803-1809 гг. (АЛЕКСАНДР I) Плеяду попыток конституционной реформы прошлого века по праву открывают проекты Сперанского (первая пол. XIX в.), возникшие в пору преобразовательных опытов первой половины царствования Александра I-го.

В 1803 г. известный русский правовед М.М.Сперанский намечает основы конституции Российского государства в исторической записке об устройстве правительственных и судебных учреждений в России. Весь разум его плана состоял в том, чтобы "...посредством законов учредить власть правительства на началах постоянных и тем сообщить действию этой власти более достоинства и действенной силы".

Итак М.М.Сперанский настаивал на необходимости сделать основные законы государства "столь неподвижными и непеременяемыми, чтобы никакая власть преступить их не могла". Это положение нашло отражение в нашем проекте; последняя статья первого раздела так и называется: стабильность основ конституционного строя Российской Федерации (см. приложение).

В 1808-1809 г.г. по заданию Александра I Сперанский разрабатывает подробный проект государственных преобразований и излагает его во введении к "Уложению государственных законов". Примечательна мысль автора, что "никакое правительство, с духом времени несообразное, против всемощного его действия устоять не может".

Проекты XIX века, начиная со Сперанского, пытались утвердить в России модную (после Америки и Франции) идею разделения властей. И спустя 190 лет мы опять безуспешно пытаемся сделать то же. Согласно проекту 1809 г. вводилось разделение властей: законодательной (Государственная дума), исполнительной (министерства) и судной (Сенат) - все они выступали как проявления единой державной власти. Общее соединение всех государственных сил осуществлял Государственный совет. Расписаны в проекте и права человека: гражданские и политические.

В России эти планы в полной мере реализованы не были.

Сперанский исходил из того, что воля народа является истинным источником власти, что русские сословия должны быть уравнены перед законом, а новое устройство управления сверху донизу опираться на принципы разделения властей и выборности.

Однако, как отмечал историк В.О.Ключевский, план этот не мог быть осуществлен в полном объеме, "ибо нисколько не был рассчитан на наличные политические средства страны". Когда пришлось осуществлять этот план, ни государь, ни министр никак не могли подогнать его к уровню действительных потребностей и наличных средств России.

Но даже благодаря тому немногому, что удалось преобразования Сперанского придали центральному управлению России более стройный вид.

1815 -1818 г.г.

Некоторые из вышеозначенных проектов получили практическое воплощение в Конституции Царства Польского, утвержденной Александром I в 1815 году. При открытии первого польского сейма в 1818 г. император объявил, что "представительные учреждения были всегда предметом заботливых помыслов государя и что, примененные с добрым намерением и чистосердечностию, они могут послужить основанием истинного народного благоденствия".

...Ожидали что и вся империя получит вскоре новое государственное устройство. Увы, не получила.

1821-1826 г.г. (ДЕКАБРИСТЫ) Дело конституционной реформы было поднято на знамя тайными обществами в высших, образованных кругах России декабристами. Соображения о будущей российской республике были изложены П.И.Пестелем в проекте "Конституция.

Государственный завет" - сокращенном варианте основного труда автора, названного Русской Правдой. Над ним Пестель работал 12 лет.

Идеи разделения властей получили дальнейшее развитие.

Конституция Пестеля намечала разграничение компетенций высших органов государственной власти: Народного вече, Державной думы, Правительственного собрания и Верховного собора.

Изменялось и территориальное устройство России: во имя "права благоудобства" предлагалось унитарное государственное устройство с разделением территории на 10 областей по 5 губерний в каждой.

Из всего каталога прав человека выделим особо право собственности, которое объявлялось декабристами "священным и неприкосновенным", каждый гражданин должен быть уверен, что никто не вправе лишить его малейшей части имущества. Подробно были прописаны судебные гарантии прав граждан. Идея пожизненного избрания высшей судебной власти (Верховного Собора) также отражена в проекте Конституции П.Пестеля.

Три проекта Конституции подготовил Никита Муравьев.

Н.Муравьев предполагал созыв Учредительного собрания, которое обязано принять Конституцию России, причем допускал сохранение монарха - как верховного чиновника российского правительства. (В отличие от Пестеля, Н.Муравьев предусматривал создание субъектов федерации - 13 держав и 2 особых области).

Увы, внешне благие намерения республиканца Пестеля скрывали в себе отравленные идеи, дошедшие до своей реализации по печально известной ленинской цепочке: "декабристы разбудили Герцена; Герцен развернул революционную агитацию..." и т.д. Это идея истребления царя и всех членов императорской фамилии, идея военного переворота, идея диктатуры Временного Верховного Правления, а также утопически -уравнительные иллюзии в экономической сфере.

Как знать - чтобы случилось с Россией, реализуй Пестель и Ко. свои идеи...

В период царствования Николая I сформировались кадры чиновников, которые оказались способными осуществить перестройку институтов Империи в ходе великих реформ в 60-70-е гг. XIX века. К концу николаевского периода чиновники нового типа заняли достаточно видное место, чтобы влиять на ход государственных дел. Это были, пишет о них историк В.Линкольн, люди, призванные набросать эскиз великих реформ в последующее царствование, и именно их уникальная подготовка, опыт и воззрения позволили им сделать это (*/ - Lincoln W. In the vanguard of reforms: Russia"s enlightened bureaucracy, 1825-1861.Dacalb,1982).

ВЕЛИКИЕ РЕФОРМЫ 1861-1881 г.г. (АЛЕКСАНДР II)
Период великих реформ Александра II-го знаменовал целую обойму перемен, среди них: реформа поземельного устройства крестьян, земская реформа, городская реформа, судебная и военная реформы, реформа системы народного образования. Они стали прологом к главной реформе царя-освободителя: конституционной реформе.

Кульминацией становился проект умеренно-либеральной институции, который должен был быть передан на обсуждение в 1880 -1881 гг. Накануне ослабла цензура, поощрялось земское самоуправление, упразднено было III-е Отделение. Идею принятия Конституции поддержали передовые граждане. Государство сумело добиться сотрудничества с обществом в лице его просвещенных слоев.

По инициативе видных политических деятелей (Лорис-Меликова, Муромцева и др.) был подготовлен проект учреждения временных подготовительных комиссий для проработки направлений конституционной реформы. Предполагалось, что разработки будут вынесены на общую конституционную комиссию, к ее работе будут привлечены выборные от земств и городов.

Россия получала серьезный шанс прорыва в ряды цивилизованных государств.

За день до покушения, 28 февраля 1881 года, Александр II подписал манифест о преобразовании Государственного совета, участии в нем народных представителей. Россия превращалась в конституционную монархию.

Передовая публика приветствовала перестройку абсолютизма "сверху". Но Ленин позже извращенно расценил это так: "либеральное общество еще раз доказало свою политическую незрелость, неспособность поддержать борцов".

"Борцы" такого простить России не могли. Экстремисты из различных противозаконных организаций (типа "Народной воли" и др.) не могли допустить Конституционной реформы. Общество справедливо требовало от министра внутренних дел Лорис-Меликова покончить с разгулом терроризма. Но тщетно, провокационные вылазки боевиков не ослабевали. Народничество считало конституцию вредной, укрепляющей позиции буржуазных классов. Конституция Александра II была приговорена вместе с ее вдохновителем.

Трагическое убийство царя-реформатора 1 марта 1881 г. не просто становило ход конституционных перемен в России. Оно дало толчок "красному колесу" революционного терроризма, докатившегося и до переворота 1917 года, и до последующих трагических событий.

И тем не менее, Россия XIX-го века жила преемственностью обычаев и готовностью к усовершенствованию. Некоторого рода конституция все-таки существовала и соблюдалась. Верховная власть не переступала известные предлелы в интересах подданных и во имя правильного хода государственных дел.

ПЕРВАЯ КОНСТИТУЦИЯ - КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ 1905-1907 гг. (НИКОЛАЙ II)

Первая писаная Конституция Российской Империи - Свод основных государственных законов - появилась в период общественного и государственного кризиса в 1905-1906 г.г.

Примечательно, что как оппозиция, так и правящие круги использовали идею конституции как вола обновления государства и единения общества. Начавшаяся в октябре 1905 г.

всеобщая политическая стачка одними из главных своих требований выдвигала созыв учредительного собрания и принятие Конституции. Ответ царя из Петергофа - Высочайший Манифест "Об усовершенствовании государственного порядка" от 17 октября 1905 г., - тоже апеллировал к единению. "Призываем всех верных сынов России вспомнить долг свой перед Родиной, помочь прекращению сей неслыханной смуты и вместе с нами напрячь все силы к восстановлению тишины и мира на родной земле" - замечательные заключительные слова этого документа, обещавшего Конституционную реформу.

Манифест от 17 октября 1905 г. действительно стал провозвестником Конституции. Он несет основные признаки конституционного акта. Манифест провозгласил неприкосновенность личности, гражданские свободы, расширение избирательного права; законосовещательная Государственная Дума превращалась в законодательный орган, не отличавшийся от западных парламентов; провозглашалась возможность надзора выборных за действиями исполнительной власти, право запроса министрам по поводу текущих правительственных дел и злоупотреблений; закреплялось право решать вопросы финансов и бюджета. Манифест повлек за собою пересмотр многих законодательных актов.

Положения реформы были закреплены в "Своде основных государственных законов", опубликованных в новой редакции 23 апреля 1906 г. Документ содержал главы о существе верховной самодержавной власти, вере, правах и обязанностях российских подданных, законах, Государственном совете и Государственной думе и образе их действий.

Конституция 1906 г. не была демократической в полном смысле этого слова, она соответствовала своему времени. Красной нитью через весь текст проходит мысль о прочности государственной власти, верховенстве самодержавной власти императора: трону посвящено 6 из 11 глав Конституции. Отсюда - у граждан больше обязанностей, чем прав. Рядом с новыми положениями оставалась прежняя система неограниченных полномочий высшей административной власти и ее местных органов, действовавших с 1882 года. "Не имея точки опоры в признании твердых основ гражданской свободы - гарантий личных и общественных прав граждан, наша конституция представляет собою здание с довольно приличным лицевым фасадом и с кое-как подновленною крышею, но с крайне зыбким, неустойчивым и переменчивым фундаментом" - писал в те годы правовед Л.Слонимский.

И все-таки, Россия вступила в клуб цивилизованных конституционных государств. Главным признаком этого являлось закрепление представительной демократии - установление общероссийского представительного парламента, т.е. Государственной думы. (То, что мы сегодня предлагаем называть наш высший законодательный орган Государственной Думой - не дань не дань монархизму, а признание того лишь факта, что именно таковым было историческое название первого Российского парламента, шедшее еще из средневековья...) За 11 лет конституционного строя в России - вплоть до его коллапса в 1917 году - сменилось 4 созыва Государственной Думы. И если бы не насилие над историческим процессом, Россия имела все основания эволюционным путем зреть до адекватного современности полноценного конституционного строя.

1918 г. (БОЛЬШЕВИКИ) России крупно не повезло. Ей досталось познать на себе первую в мире марксистско-ленинскую конституцию: Основной закон РСФСР, принятый 5-ым Всероссийским съездом советов 10 июля 1918...

Первую свою конституцию победивший пролетариат сбацал всего три месяца и двадцать дней. В роли победившего гегемона выступали, главным образом, т.т. Ю.Стеклов, Я.Свердлов, И.Сталин, некоторые другие, а на заключительной стадии - В.Ленин.

Конституция 1918 года, как отмечал В.Ленин, воплотила в себе идеалы пролетариата всего мира. Задача была предельно ясной: уничтожение эксплуатации и в о д в о р е н и е с о ц и а л и з м а.

Документ вобрал в себя основные идеи, ценности, методы и устремления победившего большевистского режима. Однако, документ победителей не стал демократичнее Основного закона побежденного им царизма. Конституция РСФСР 1918 года парадоксальным образом вобрала в себя худшие из русских политических традиций: недоверие к народу, ограничение избирательного права, ограничение гарантий прав человека, исключительную концентрацию власти в руках Центра и др.

Исходя из рецептов "чистой веры" в утопическую идеологию, первая социалистическая конституция поставила перед новым государством и новым обществом ряд ключевых ориентиров. Эти ориентиры отражены в ст.9: полное уничтожение буржуазии как класса, искоренение эксплуатации человека человеком, диктатура пролетариата и беднейшего крестьянства, построение жизни на принципах "демократического централизма".

Большинство из них были достигнуты в течение последующих 73 лет.

Утвердив переход средств производства в собственность народа социалистическая Конституция положила начало бесхозяйственности и разорению.

Идеи зарождавшегося парламентаризма были похоронены: вся власть отдана съезду советов, а на деле - центральному исполнительному комитету (ВЦИК) и совету народных комиссаров (СНК). Конституция 1918 г.

скромно умалчивает о роли правящей партии большевиков в политической системе - закладывая, тем самым, гигантскую пропасть между писаной конституцией и реально действующей структурой власти.

Своеобразно поданы права человека: даны лишь политические права, да и то не для всех - а лишь для "трудящегося и эксплуатируемого народа". Нет личных прав; отсутствуют и судебные гарантии свобод человека. Да и то, что дадено, может быть отнято: в ст.12 предусматривалось, что отдельные лица и группы могут лишаться прав, которые используются ими в ущерб интересам социалистической революции.

Отдельная песня - советское избирательное право. "Пролетарский демократизм первой Конституции - отмечает Н.Таранев - проявился в том, что эксплуататоры, общественные паразиты (рантье, торговые посредники, монахи и духовенство), бывшие полицейские и жандармы, "а также члены царствовавшего в России дома" были лишены избирательных прав" (см.

журнал ЦК КПСС "Политическое образование, N10/1988). Содержала Конституция и такое завоевание большевизма, как многостепенные непрямые выборы в Советы. Прямое наследие этого мы увидели в 1988-1989 гг. в лукьяновско-шахназаровско-кудрявцевско-горбачевском детище, каковым предстал Съезд народных депутатов СССР...

"Эксплуатируемым" народ так и остался на все последующие десятилетия...

Прямо скажем, что конституционализм занимал весьма скромное место в революционном инструментарии Н.Ленина -В.Ульянова. Еще в январе 1909 г. в фельетоне "Как социалисты -революционеры подводят итоги революции и как революция подвела итоги социалистам-революционерам" он откровенно заявил: считать, что при конституции бывает свободнее и трудовому народу жить легче, чем без конституции могут "лишь в у л ь г а р н ы е д е м о к р а т ы". Для вождя мирового пролетариата Конституция была всего лишь пыльным зеркалом "соотношения сил в к л а с с о в о й б о р ь б е".

...Потом познала Русь конституционные потуги 1925-го, 1936-го (Сталин и Бухарин), 1978-го (Брежнев и Суслов), наконец - 1989-90-го (Горбачев, Лукьянов, Шахназаров, Кудрявцев) годов. Но они остались потугами, не дав ясной конституционной канвы, стабильности и свободы. Не сообщив широкой национальной основы действиям по-прежнему нелегитимной власти.

* * * ГЛАВНЫЙ НАШ ВЫВОД ТАКОВ: Попытки конституционных реформ в России ставили целью обеспечить обдуманную расчетливость и целесообразность политики государства и жизни общества. Их создатели мечтали установить действительное, а не воображаемое единение между властью и народом, определить точные границы правительственных полномочий.

История конституционных попыток в Российском государстве показывает драматическую вязь противостояния светлых намерений реформаторов и устойчиво темных противлений российской действительности. Знаменателем стало постоянное отторжение направленной социальной инженерии, каковой является конституционная реформа.

Воистину живуч и глубоко укоренен на российской почве страшный в своей сути рефлекс: если из уравненной и усредненной всеми общинными рубанками доски высовывается хоть одна шляпка, гвоздик, сучочек - соседи по уравниловке наваливаются на него всей мощью и во всю разгульную силушку хряпают сладострастно и с хрустом по осмелившемуся высунуться собрату.

При этом так могуче и слаженно действует коллектив собратьев, что отважный реформатор, несчастная белая ворона или просто нетрадиционный чудак-оптимист вминаются ими в российские подсеры надолго и болезненно - подчас, с летальным исходом...

Конституцию у нас слишком долго считали и продолжают считать чем-то враждебным народу и несогласным с требованиями и условиями русской государственности. В советское же время прибавилась еще и недобрая традиция общего неуважения к коренной реформе, подрывающей "Основы" и "Выбор".

Очень не хочется, чтобы эта плохая традиция продолжалась.

Просыпающаяся от дурмана новая Россия требует прочной и р а ц и о н а л ь н о й основы. Лучшей такой основой станет демократический конституционный строй.

1991
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован