03 апреля 2008
7201

Николай Сорокин: `Экспорт` революции в современном мире. Исторические параллели, технологии и меры противодействия. (часть 7)

Двадцатый век был переломным в деле манипуляции общественным сознанием. Сложилась наука, которая занималась этой проблемой, - социальная психология, один из краеугольных камней которой заложил Гюстав Лебон в своем учении о толпе. Возникли и теоретические концепции - учение о культурной гегемонии, учение о подсознательном. Параллельно развивалась новаторская и жесткая практика "толпообразования", превращения больших масс людей в толпу и манипуляции ею.

Возникли новые технологические средства, позволяющие охватить интенсивной пропагандой миллионы людей одновременно. Возникли и организации, способные ставить невероятные ранее по масштабам политические спектакли - и в виде массовых действ и зрелищ, и в виде кровавых провокаций. Появились странные виды искусства, сильно действующие на психику (например, перформанс, превращение куска обыденной реальности в спектакль).

Особое внимание философов привлекла совершенно невероятным сценарием Тимишоара - спектакль, поставленный для свержения и убийства Чаушеску в ходе "полубархатной" революции в Румынии в 1989 г. Изучающий "общество спектакля" итальянский культуролог Дж. Агамбен так пишет о глобализации спектакля, т.е. объединении политических элит Запада и бывшего соцлагеря в серии "бархатных" революций того времени: "Тимишоара представляет кульминацию этого процесса, до такой степени, что ее имя следовало бы присвоить всему новому курсу мировой политики. Потому что там секретная полиция, организовавшая заговор против себя самой, чтобы свергнуть старый режим, и телевидение, показавшее без ложного стыда и фиговых листков реальную политическую функцию СМИ, смогли осуществить то, что нацизм даже не осмеливался вообразить: совместить в одной акции чудовищный Аушвиц и поджог рейхстага.

Впервые в истории человечества похороненные недавно трупы были спешно выкопаны, а другие собраны по моргам, а затем изуродованы, чтобы имитировать перед телекамерами геноцид, который должен был бы легитимировать новый режим. То, что весь мир видел в прямом эфире на телеэкранах как истинную правду, было абсолютной неправдой. И, несмотря на то, что временами фальсификация была очевидной, это было узаконено мировой системой СМИ как истина - чтобы всем стало ясно, что истинное отныне есть не более чем один из моментов в необходимом движении ложного. Таким образом, правда и ложь становятся неразличимыми, и спектакль легитимируется исключительно через спектакль. В этом смысле Тимишоара есть Аушвиц эпохи спектакля, и так же, как после Аушвица стало невозможно писать и думать, как раньше, после Тимишоары стало невозможно смотреть на телеэкран так же, как раньше".

В последствии западные тележурналисты не раз воспользуются этим приемом, в частности, во время демонизации этнических чисток в Боснии и дискредитации сербов, фактически создавая художественные фильмы со сценами изнасилований и убийств, а затем, представляя их кадрами военной операторской кинохроники.
В телерепортажах из Тимишоары было видно, что перед камерами выкапывают не тела "расстрелянных секуритате" людей, а трупы, привезенные из моргов - со швами, наложенными после вскрытия. Люди видели эти швы, но верили комментариям дикторов. Этот опыт показал, что при бьющей на эмоции картинке ложь можно не скрывать, люди все равно поверят манипулятору. В самые последние годы для постановки кровавых спектаклей привлекаются (неважно, прямо или косвенно) организации террористов. Сам современный терроризм остается плохо изученным, и контролировать его наличными средствами государственные службы пока не могут.
Тимишоара - крайний случай, в последних версиях "бархатных" революций - "оранжевых" - режиссеры ставят спектакли радостные, толпу соединяют чувством восторга. В одной редакционной статье о событиях на Майдане в Киеве сказано: "Апельсиновые гуманитарные технологи показали, как можно эффективно использовать революционную романтику, столь милую сердцам интеллектуалов и молодёжи".

Московский культуролог В.Осипов очарован режиссурой "оранжевой революции" на Украине: "Оранжевая революция" осуществлялась мотивированным и хорошо тренированным активом, в подготовку которого были инвестированы немалые средства. Кроме того, она имела постоянное музыкальное сопровождение. Практически все популярные украинские рок-команды непрерывно выступали на Майдане, задавая всему происходящему возбуждающую, восторженную атмосферу, поддерживая дух праздника... Меня поразило, что организаторам удалось несколько недель сохранять в людях состояние энтузиазма и восторга. С активом палаточного городка всё было проще - они жили на Майдане постоянно, получали деньги; но держать в заведённом состоянии толпы киевлян и приезжих, ежедневно приходивших на площадь - сложная и важная гуманитарно-технологическая задача. "Оранжевые" решили её на "хорошо". Им удалось мобилизовать массовое народное движение. В том числе - у тысяч людей, ставших инструментом производства этой иллюзии".

Вот - свойство хорошо поставленного спектакля эпохи постмодерна - сами зрители становятся "инструментом производства иллюзии". Достаточно сравнительно небольших начальных инвестиций, чтобы запустить двигатель спектакля, а затем он работает на энергии эмоций, самовоспроизводящихся в собранную на площади толпу. Объект манипуляции сам становится топливом, горючим материалом - идет цепная реакция в искусно созданном человеческом "реакторе".

Квалификация режиссеров видна и в том, что в правильной дозировке стимулировались сильные эмоции, вступавшие в резонанс и дающие кооперативный эффект подавления рационального сознания - эмоции восторга и страха. В.Осипов делает такое наблюдение: "Поддерживалась особая атмосфера приподнятости, сдобренной страхом. Лидерам оппозиции нужно было удерживать актив в напряжении известиями о промежуточных победах и всё новых угрозах. И они делали это очень искусно".

Тоже самое действо происходило в августе 1991 года в Москве , в районе ул.Чайковского и Краснопресненской набережной. Рок-концерт "нон-стоп", истерические сообщения о торжестве демократии по всей стране в перемешку с постоянно вбрасываемой в массы посланием о страшных танковых армиях, идущих к Москве. Много алкоголя, угроза виртуального штурма и победные реляции известных политиканов. Рецепт многократно проверен.

Важным результатом этих революций-спектаклей становится не только изменение власти (а затем также и других важных в цивилизационном отношении институтов общества), но и порождение, пусть на короткий срок, нового народа. Возникает масса людей, в сознании которых как будто стерты исторически сложившиеся ценности культуры их общества, и в них закладывается, как дискета в компьютер, пластинка с иными ценностями, записанными где-то вне данной культуры.
Р.Шайхутдинов пишет о том, что происходило на Майдане и на что с остолбенением смотрела и старая власть, и здравомыслящая (не подпавшая под очарование спектакля) масса украинцев: "Этот новый народ (народ новой власти) ориентирован на иной тип ценностей и стиль жизни. Он наделён образом будущего, который действующей власти отнюдь не присущ. Но действующая власть не видит, что она имеет дело уже с другим - не признающим её - народом!". В этом заключается коренное различие между социально-политической и цивилизационной революцией, независимо от их знака. По итогам последней мы имеем дело уже с другим народом, или субэтносом, тяготеющим к иным ценностям и системным устоям жизни.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Хотя в прессе и научной литературе применительно к событиям конца 2004-начала 2005 г. доминирует название "оранжевая" революция, все же постепенно становится все более и более очевидным, что революция (2004-2006 гг.) в Украине - это своеобразное "два в одном".

Во-первых, это цивилизационная революция, ставшая национально-освободительной (тип цивилизационной революции) для специфического украинского "западенского" субэтноса (Галиция, Галичина), реально победившая в начале 2005 г., но преимущественно лишь в Центре и на Западе страны, завершившаяся признанием почти всеми участниками политического процесса права победившей стороны на установление своей институциональной гегемонии, т. е. на официальное провозглашение от имени государства своих концепций и лозунгов. В самом общем плане по своей социально-политической природе эта революция представляет собой специфическое сочетание украинофильства (украиноцентризма), евроатлантизма ("оранжевая", экспортная компонента) и скрытым или явным "антиимпериализмом", направленным против Российской Федерации. Это также и политическая революция одних политико-экономических и политико-административных кланов против власти и господства других кланов.

Во-вторых, украинская революция 2004-2005 гг. - это также и "бело-голубая" революция с ее "восточнославянским", "каноническим православным", "советским" и "постсоветским евразийским" цивилизационно-культурным консерватизмом. (Цветовая гамма, используемая в ее названии, связана с теми основными тонами политической атрибутики, которые использовались в своей предвыборной кампании Партией регионов Украины и другими политическими силами, поддерживавшими В. Ф. Януковича в борьбе за пост Президента Украины и активно воспротивившимся "оранжевой" революции.) Природа этого политического и исторического явления до сих пор не нашла еще должного научного и популярного разъяснения ни со стороны противников данной революции, ее обличителей, заявляющих о невозможности какого-либо сотрудничества с этими "бело-голубыми ретроградами, бандитами и врагами", ни со стороны ее сторонников, ни даже со стороны (насколько это возможно, применительно к революции) беспристрастных, эмоционально и политически "отстраненных" от предмета своего анализа ученых-аналитиков и теоретиков.

Эта революция происходила преимущественно на Востоке и на Юге страны в среде широких неукраинофильских масс населения, "окончательно и бесповоротно", самостоятельно (без какой-либо существенной зарубежной помощи) осознавших себя в качестве особого субъекта цивилизационного процесса в Украине и в различных культурных ареалах, к которым она - Украина - исторически принадлежит. Это была борьба за свою идентичность и свое личное и коллективное достоинство представителей особых субэтносов, которых часто некоторые идеологи и простые представители правящих кругов уничижительно называют "совками", но которые (остро или зачастую лишь чисто инстинктивно) чувствуют свою неразрывную культурную связь с исчезнувшими с политической арены, но не из мира культуры и духа, великими историческими общностями, для которых совсем не этническое и тем более не племенное было главным. Именно эти глубинные слои "цивилизационного кода" затронул и всколыхнул народный (а не бюрократически-клановый, также присутствовавший в ней) компонент "бело-голубой" революции. Ее содержание - это борьба значительной части полиэтнического украинского народа за свои законные культурные и политические права, которые не способны обеспечить ни кучмизм, ни оранжизм, ни любое иное движение, а только лишь Россия во сей своей полноте и многообразии.

"Бело-голубая" революция началась вскоре после второго тура голосования на президентских выборах в ответ на переход "оранжевой" революции в свою наиболее активную фазу - в ответ на серию кантональных и муниципальных революций на Западе Украины и активное творческое применение в Киеве (а нередко даже и прямую имитацию) петроградского опыта 87-летней давности. В наиболее ярких формах "бело-голубая" революция заявляла о себе на постоянно действовавшем "бело-голубом" анти-Майдане в Донецке, на митингах в Луганске, Харькове, Одессе, в Крыму, в объединенных действиях региональных и местных властей Востока и Юга Украины во время проведения в г. Северодонецке Луганской области Всеукраинского съезда депутатов Верховной Рады Автономной Республики Крым, местных советов всех уровней. Тогда появился выходящий за рамки действующих конституционных норм проект политического объединения "не оранжевых" регионов, создания Юго-Восточной Украинской Автономной Республики (явный признак ответной - "неоранжевой" - политической революции). Но главное, "бело-голубая" революция совершалась в сердцах и умах людей. Кстати, у нее был и свой "надежный", хотя и (в то время) довольно примитивный общенациональный телеканал ("Украина") - отнюдь не столь профессионально "продвинутый", как "5-й канал" ее политических оппонентов.
С конца января 2005 г. "бело-голубая" революция приобрела в основном латентные, не столь явные формы. Не капитулировав, а лишь временно признав институциональную гегемонию "оранжевой" революции, "бело-голубые" в цивилизационном плане прежде всего боролись и продолжают бороться за честь и достоинство своих субэтносов как равноправных участников политического процесса.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Николай Сорокин, 3 апреля 2008 года
www.nasledie.ru

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован