03 апреля 2008
6550

Николай Сорокин: `Экспорт` революции в современном мире. Исторические параллели, технологии и меры противодействия. (часть 5)

Наблюдатели, следующие представлениям о революциях, принятым в историческом материализме (революция как смена формации), отрицают за "бархатными" и "оранжевыми" операциями по смене власти статус революций. Российские политологи О. Маслов, А. Прудник так пишут об "оранжевой" революции в Грузии и на Украине: "События 1991 года не могут быть названы бархатной революцией по той простой причине, что в стране произошла смена общественно-экономической формации. Но зададимся простым вопросом: произошла ли смена общественно-экономической формации на Украине, в Грузии и в Киргизии? Безусловно, нет. Это и позволяет говорить о том, что необходимо отделить классическое понятие революции, исторически сложившееся в массовом сознании граждан России, от понятия бархатной революции, которая, по сути дела, революцией не является". Данное утверждение не соответствует действительности.

Объективный анализ событий на Украине, Грузии и Киргизии позволяет утверждать, что в этих республиках при активной поддержке Запада произошли, или, в случае с Киргизией планировались типичные цивилизационные революции с последующим включением этих стран в орбиту влияния западной цивилизации. Настаивать на факте отсутствия революции, основываясь на незыблемости устоявшихся отношений собственности и собственников, значит, как мы уже показали выше, стоять на заскорузлых, абстрактно-неприменимых на практике позициях середины XIX века.
Смена власти и в Грузии, и на Украине сопровождалась глубокими структурными изменениями не только в государстве и обществе этих стран, но и в структуре мироустройства. Две постсоветские территории резко изменили свой цивилизационный тип и траекторию развития - они вырваны из той страны, которая еще оставалась на месте СССР, хотя и с расчлененной государственностью. Они перестали быть постсоветскими. Будущее покажет, будет ли это новое состояние устойчивым, но в данный момент приходится признать, что свершилась именно революция.

Разумеется, эти революции по многим своим важнейшим признакам отличаются от прежних и классовых, и цивилизационных революций. В том числе и по той роли, которую играют внешние силы. М.Ремизов пишет: "Революции всегда в той или иной степени служили целям внешних агентов (хотя бы потому, что в краткосрочном плане они ослабляют общественный организм) и как-то инспирировались извне. Но в великих революциях "внешний фактор" был именно внешним, привходящим по отношению к самому революционному акту. В случае "бархатных революций" все иначе: поддержка извне является их внутренней чертой, входит в онтологию события, становится краеугольным камнем новой легитимности".

Для нашей цели - описания и анализа "бархатных" и "цветных" революций, которые сложились как специфическая политическая технология свержения государственной власти в самые последние десятилетия - нет необходимости вдаваться в детальную классификацию множества революций второй половины ХХ века. Главное - принять и осмыслить тот факт, что реально имевшие место в ХХ веке революции вызваны необходимостью решать задачи не столько формационного характера, сколько цивилизационного.

Мы видели революции, в которых часть общества добивалась изменения главных структур жизнеустройства в соответствии со своими представлениями о благой жизни, но при этом формационные изменения имели для этой части общества второстепенное значение, были лишь инструментами изменения. Таковы были и революция либеральной интеллигенции в СССР, и массовый порыв части украинского общества в 2003-2004 гг. Для понимания и предвидения хода революций надо вглядываться не только в противоречия, созревшие в базисе общества, но и в процессы, происходящие или целенаправленно возбуждаемые в надстройке общества - в культуре, идеологии и сфере массового сознания. Грамши дал сильную теорию таких революций, а в последние полвека накапливается и систематизируется богатый эмпирический материал. Эта работа достигла того уровня зрелости, когда появилась возможность быстро разрабатывать технологии таких революций применительно к конкретной социокультурной обстановке.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------

"Нам нужно вмешаться в это дело по вполне понятным причинам. Революции в цене, все их покупают, почему мы должны оставаться в стороне и не прикупить парочку и себе?". Большинство специалистов, изучающих актуальную ныне тему экспорта революций, обосновывает "ненасильственные" перевороты на постсоветском пространстве вполне в духе этой фразы из романа Роберта Шекли "Времени в обрез". В недавно вышедшем документальном исследовании канадского журналиста Марка Маккиннона "Холодная война, революции, подтасованные выборы и нефтепроводная политика в бывшем СССР" автор характеризует деятельность обосновавшегося в Вашингтоне Международного центра ненасильственных конфликтов (International Center on Nonviolent Сonflict) как ярчайший пример "прикупа революции", но не из области фантастики, а из практики "приватизации бизнеса на цветных революциях".

"Цветная революция", как согласны сегодня большинство в том числе и западных исследователей, - это частный случай геополитического передела мира средствами государственного переворота, в котором решающую роль играет организация извне путча, маскируемого под национально-освободительное или демократическое движение; цель - разрушение национального государства и учреждение на его месте внешнего управления. Не случайно британский исследователь этой проблемы Джонатан Моуэт озаглавил свой фундаментальный труд о цветных революциях "Скрытый государственный переворот: Вашингтонский демократизационный шаблон "нового мирового порядка".

Наверняка идея выдвижения на первый план в цветных революциях "внешнего фактора" возмутила бы учредителя Международного центра ненасильственных конфликтов Питера Акермана (Peter Ackerman) - второго по популярности в мировой иерархии идеологов и тренеров по натаскиванию на революции в разных частях света. Вслед за своим ментором Джином Шарпом (Gene Sharp), номером первым в "ненасильственных" сменах режимов, Питер Акерман клеймит "российского президента Владимира Путина и многих западных марионеток" как "сторонников теории заговора", которые "цепляются за внешние факторы", указывая на "помощь Запада оппозиции..."

Человек, большую часть своей карьеры посвятивший сомнительным операциям на бирже и едва избежавший тюрьмы в ходе крупнейшего на Уолл-Стрит финансового скандала с так называемыми "мусорными облигациями", Питер Аккерман и в своем новом занятии (спекуляция революциями) остается верен себе. Главное его средство - агрессивное отрицание очевидного как инструмент психологической войны, в арсенал которой входит и "ненасильственная" революция". Так, в размещенном на сайте организации Аккермана "заявлении" по поводу книги Марка Маккиннона говорится: "Господин Маккиннон утверждает, что Питер Аккерман распространял "формулу" для революций "от Сербии до Грузии и Украины". В действительности наш центр не существовал во время октябрьского (2000 года) падения Милошевича в Сербии, не снабжал никакими материалами Грузию до "революции роз" и не поставлял никаких материалов украинцам до "оранжевой революции". Ни в какое время наше руководство или сотрудники не общались с людьми, вовлеченными в эти события ".

Однако по сотням публикаций, документальных свидетельств и интервью участников "революций", книгам и официальным сайтам широко известно, что Питер Аккерман до создания собственного центра работал в Институте Альберта Эйнштейна вместе с о своим наставником Джином Шарпом, чья "формула для революции" "От диктатуры к демократии: концептуальные основы для освобождения", о которой мы уже писали в нпчале работы, была напечатана тиражом в 5000 экземпляров и распространялась среди активистов "Отпора" в Сербии, а потом в кругах "оранжевых" на Украине. На главной странице официального веб-сайта Института Альберта Эйнштейна рядом с книгой Джина Шарпа одно время красовалась ссылка: "О методах трансформации Украины от диктатуры к демократии, которые использовались продемократическим движением на Украине, читайте здесь"... Так же широко известно, что ветеран американской армейской разведки полковник Роберт Хелвей, ключевая фигура "ненасильственных тренингов" Аккермана и Шарпа, не только натаскивал оппозицию на смену режима Милошевича на специальных семинарах в отеле Хилтон в Венгрии в марте 2000 года, но и принимал непосредственное участие в подготовке "оранжевых" на Украине . Документальный фильм самого Питера Аккермана "Свалить диктатора", который и сейчас можно приобрести на сайте Института Альберта Эйнштейна, стал, по мнению очевидцев грузинских событий, "наиболее важным звеном в победе "революции роз".

Фильм "Свалить диктатора" подробно разбирает методы, использованные организацией "Отпор" для отстранения от власти Слободана Милошевича. В течение многих месяцев первый в Грузии "независимый" телеканал "Рустави-2" каждую субботу демонстрировал эту ленту, сопровождая показ теледебатами, в ходе которых грузинам предлагалось обсудить уроки, которые они вынесли из фильма, в интересах "грузинской революции". В ходе решающих десяти дней, которые привели к падению Эдуарда Шеварнадзе в ноябре 2003 года, канал многократно увеличил количество включений с демонстрацией ленты "Свалить диктатора". "Все демонстранты знали наизусть тактику, примененную в Белграде, потому что все видели фильм и каждый знал, что он должен делать", - сообщал один из руководителей грузинской оппозиции корреспонденту "Вашингтон пост".

Уже будучи свергнутым, Шеварднадзе запоздало сокрушался: "Это план Сороса, все расписано: и деньги, сколько надо, какие неправительственные организации являются надежными, с кем надо сотрудничать. Большое внимание в отношении подсчета голосов... Правильно сделали, что прогнали Сороса из России, - плохо он себя ведет. Не его дело политика вообще-то". Тут бывший президент Грузии сильно ошибается. Джордж Сорос - человек широких горизонтов и прекрасно знает, что во всякой экономической конкуренции самое главное - преуспеть в конкуренции политической. Именно Джордж Сорос выделил первые средства на открытие Джином Шарпом его Института Альберта Эйнштейна (центра "ненасильственных действий как способа ведения войны" по определению самого Шарпа). Именно соросовское "Открытое общество" финансировало стажировку активиста грузинской оппозиции Гига Бокерия в Сербии, засыпало Грузию лепестками тех самых роз и проплачивало еще много чего, вплоть до зарплаты победившим "революционерам".

Николай Сорокин, 3 апреля 2008 года
www.nasledie.ru

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован