02 апреля 2008
7157

Николай Сорокин: `Экспорт` революции в современном мире. Исторические параллели, технологии и меры противодействия. (часть 4)

Предметом данного исследования является специфический тип революций, который обозначается словом "цветные", а чаще словом "оранжевые" - по названию самой известной из них, которая произошла на Украине в конце 2004-начале 2005 г. Три другие сходные революции имели место в 2000 г. в Югославии, в 2003 г. в Грузии и в 2005 году в Киргизии. По тому же сценарию развивалась "кедровая" революция весны 2005 года, произошедшая после убийства бывшего премьер-министра Рафика Харири (Rafik Hariri). Предшественницами "цветных революций" являются так называемые "бархатные революции" произошедшие в Восточной Европе и СССР в конце 80-х - начале 90-х годов прошедшего века.

Здесь следует ненадолго остановиться на самом понятии "революция", оговорившись, что исследования и классификация революций не является предметом разрабатываемой темы. Мы посвятим отдельную статью для того, чтобы обозначить наше видение данного вопроса. Несмотря на долгую историю формирования и развития теории революции, этот раздел общественных наук не имеет общепринятого понятийного аппарата, а его основные термины и определения (понятие революции, классификация различных типов революций, виды революционных действий и т.п.) до сих пор не устоялись.

Тем не менее, следует дать краткое пояснение нашей позиции. Наиболее близким к сути происходящих процессов нам видится классическое определение С. Хантингтона, который характеризует революцию как "быстрое, фундаментальное, и насильственное изменение внутреннего положения страны, основных ценностей и мифов общества, его политических институтов, лидерства и деятельности власти". Единственным изъяном данного определения является классический постулат о "насильственности" изменений при любой революции. Между тем, существенная особенность, например, недавних российских событий заключается в отсутствии сколько-нибудь масштабных насильственных действий, которые могли бы вовлечь значительные слои населения и серьезно повлиять на темпы и направление проводимых преобразований. Некорректно утверждать, что современная российская революция носит абсолютно ненасильственный характер. Однако роль насилия в ней была весьма ограниченной, и насильственные действия здесь никак нельзя считать неотъемлемым критериальным признаком развития России последего десятилетия ХХ века.

Еще задолго до российских событий некоторые специалисты уже выражали сомнение в том, что насилие следует включать в число неотъемлемых черт революции. Наиболее полный анализ этой проблемы, по нашему мнению, был дан в работе А.Кохана "Введение в теорию революции" (Cohan 1975). Автор обращает внимание на внутреннее противоречие, свойственное большинству определений, когда в качестве критериальных признаков революций выделяются и масштабное насилие, и социальные перемены. В этом случае "революция замыкает цепочку социальных перемен и ее можно поместить в ряд насильственных действий. Однако насилие и социальные изменений могут оказаться взаимно исключающими явлениями. Глубина социальных изменений не обязательно возрастает пропорционально масштабам осуществляемого насилия. Каждое из них может происходить в само по себе" (Cohan 1975, p. 27). Далее Кохан связывает возможность ненасильственных революций в ХХ веке с распространением философии ненасилия рассматривая в качестве примера движение за освобождение Индии, возглавляемое Ганди, и движение за гражданские права негров в США, ассоциирующееся с именем Мартина Лютера Кинга. Несмотря на достаточную краткость аргументов Кохана, некоторые особенности его подхода заслуживают более подробного рассмотрения.

Таким образом, мы будем понимать под революциями "быстрое, фундаментальное, и системное изменение внутреннего положения страны, основных ценностей и мифов общества, его политических институтов, лидерства и деятельности власти, характеризуемое массовым народным участием". Что касается классификаций революций, то несть им числа, как и подходам, сравнениям, концепциям и прочим попыткам теоретического осмысления и систематизации материала. Все это является предметом отдельного исследования. Мы исходим из того, что существует два монотипа революций - революция социально-политическая и революция цивилизационная. Это означает, что народы и элиты стремятся 1) перераспределить распределение благ в обществе; 2) изменить цивилизационную (этническую, суперэтническую, культурную) самоидентификацию общества. Другие исторические проявления описываемого процесса суть формы, сочетания, наложения и вариации двух базовых архетипов. Доказательству этих утверждений будет посвящена отдельная работа.

Помимо главной монотипической/политипической характеристики революции ей следует характеристику по степени завершенности. Для этого мы вводим понятия системообразующей и системосовершенствующей революции.
Революция системообразующая представляет собой коренной, качественный переворот во всех затрагиваемых ей сферах жизни общества. В основу ее заложено сокрушение многих традиционных основ жизни. В ходе ее выдвигается самый широкий спектр альтернативных начал общественной организации. В завершении ее создается принципиально новый тип общества, основанный на новых отношениях собственности, новой социальной структуре, новой системе политических отношений, новой государственной идеологии, религии, межэтнических и внутриэтнических реалиях, мифологии и т.п. Именно системообразующая революция окончательно разрушает тупик традиционной системы и закладывает основы для дальнейшего существования социума/этноса в рамках системы модернизируемой.

Революция системосовершенствующая означает массовое движение, реализующее насильственное изменение состава и структуры правящей элиты, окончательное преобразование системы управления жизнью общества в новых реалиях. Системосовершенствующая революция не затрагивает основ существующей системы, а лишь отражает возможность массовой стихийной реализации недовольства методами использования ее в интересах элиты.
Исходя из данной оценочной методики восточноевропейские "бархатные" революции конца 80-х начала 90-х годов являлись политипическими, в основе своей цивилизационными, с сильными вкраплениями социально-политических факторов. В рамках своих цивилизационных установок они стали системообразующими.

"Цветные" революции начала нового тысячелетия за которыми стоят Соединенные Штаты Америки, являются еще более монотипическими, цивилизационными и системосовершенствующими по своей природе.

Николай Сорокин, 2 апреля 2008 года
www.nasledie.ru

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован