Эксклюзив
Чернышов Михаил Михайлович
22 января 2016
5496

Люди другого сорта

Размышления по АГРАРНому ВОПРОСу

     Со времен Советского Союза наша страна постоянно испытывает недостаток продовольствия собственного производства. В советское время многое делалось «в интересах идеи», но вот уже 25 лет как мы живем в новой России, а воз, как говорится, и ныне там.

А ведь аграрный вопрос в России уже был решен в правовом, экономическом  и социальном его понимании. Имею в виду реформу, начало которой было положено П.А. Столыпиным. Именно этот опыт в новых исторических условиях и должен быть взят за основу.

Заслуга П.А. Столыпина заключается в том, что его реформа не противоречила законам развития человеческого общества. Он понял, что фундаментом экономики является  не крупный бизнес, а семья, как первичная экономическая (производственная и потребительская) структура.

Что происходило (и происходит) с институтом семьи в России?

После отмены крепостного права в стране начинается постепенный выкуп земли крестьянами. Однако тормозом перемен, тормозом в развитии производительных сил стала крестьянская община. Гениальность П.А. Столыпина заключалась в том, что он четко увидел этот тормоз. Семья должна иметь возможность выделиться из общины – следствием станет значительный рост производительности труда при том же уровне развития средств производства. При этом, замечу, она становится и переработчиком, и продавцов, т.е. начинает получать доход не только от первичного продукта.

 В результате реформ П.А. Столыпина Россия за 1909-1913 годы имела прирост валового внутреннего продукта на уровне 19% ежегодно. С 1909 по 1912 год валовый внутренний продукт России удвоился.

Но, как это не странно, полное торжество идей П.А. Столыпина – это послереволюционная российская деревня в 20-х годов XX-го века. Проявилось это, к сожалению, уже в новое политическое время.

При этом подчеркну, что для крестьянина Новая экономическая политика (НЭП) большевиков новой не была. Это очередное историческое заблуждение, каких сейчас много. Новой эта политика была для самих большевиков – они временно отказались от политики обобществления. Крестьянство же стало жить по старым еще «царским» устоям, по старому и понятному для них экономическому укладу (интересно: в начале 20-х годов российские крестьяне продолжали получать землю по реформе П.А.Столыпина).

В качестве вывода повторю еще раз: аграрная реформа П.А.  Столыпина не противоречила законам развития человеческого общества. Первичным в таком обществе является институт семьи.

Как известно, в 1929 году большевиками было принято решение о коллективизации.

Не буду описывать, как происходило раскулачивание. Просто сравним, что получила страна в результате этих действий. Крестьянское хозяйство было, как правило, «многоотраслевым», что в некоторой степени говорило о его натуральной направленности. Каждой «отрасли» были присущи два-три этапа производства. Животноводству: выращивание скота, его забой, продажа мяса на рынке. Молочной отрасли: производство цельного молока, из него – масла, сметаны, творога, реализация этой продукции на рынке. Подобные производственные цепочки можно проследить и по другим видам продуктов питания.

Какие же права получила новая сельхозструктура – колхоз? Колхоз лишили права переработки продукции. Следовательно, вместо двух-трех этапов производства колхозу оставили только один: сдача натурального продукта  государству. Это было с экономической точки зрения шагом назад, а не вперед, да и колхоз  на самом деле был не экономической, а организационно-классовой структурой. Таковым колхоз оставался до конца 80-х годов прошлого столетия, селу так и не разрешили перерабатывать и продавать свою продукцию.

Какие результаты могла получить страна от такой политики правительства в отношении сельского населения? Пожалуй одним из главных результатов стало разрушение на селе института семьи. А если посмотреть на этот вопрос с эточки зрения экономики – был разрушен целый экономический уклад. Сохранение экономического уклада является главным законом экономики, о чем, похоже, даже не догадываются наши горе-экономисты.

Кстати, не праздный вопрос – есть ли в нашей стране экономисты? Представляется, что нет, так как многие из тех, кого сейчас называют этим словом, не понимают, что нет такой науки, как экономика, а есть наука под названием политическая экономия.

Политика и экономика являются неразделимыми.

Всем памятны перемены в России начала 1990-х годов, которые были наиболее трагичны для сельского населения и сельского хозяйства нашей страны. Известен Указ Президента Б.Н. Ельцина о «разгоне» колхозов.  Этим указом был моментально разрушен экономический уклад на селе (коллективизация, как известно, проводилась в течение трех лет). Иначе, как варварским, этот указ назвать нельзя.

Руководителем Правительства в то время фактически был Е.Т. Гайдар. Вероятно, этот указ готовился под его руководством. А что можно было ожидать от человека, который имел представление об экономике только в виде набора определенных «понятий» и «категорий»? Поэтому я воспринимаю как издевательство ежегодное проведение так называемых Гайдаровских форумов. По-моему мнению, порядочный человек на такой форум не пойдет.

С началом коллективизации мужики продолжали пахать землю на лошадях, они хотя бы оставались на том же уровне развития производительных сил. В 1990-е годы у мужика осталась в руках лопата и энное количество земли. Результат не заставил себя ждать – миллионы отвоеванных у леса гектаров пахотной земли заросли лесом. Не нашлось в правительстве человека, который бы принял решение: хотя бы раз в 3 года поднимать (пахать) эти земли…

В начале 1990-х годов даже коров поделили на классы (социалистических и капиталистических): «Борис Николаевич, вы знаете, поголовье скота в колхозах падает, но зато в частном секторе растет!». За «делением коров на классы» последовала приватизация земли. Земля делится между работающими в колхозах и ещё живыми колхозниками-пенсионерами. Земля пенсионеров выводится из оборота и, как уже отмечалось, зарастает лесом и бурьяном.

К чему же в итоге пришла наша деревня? Сейчас она во многом вернулась на уровень, который был до отмены крепостного права в 1861 году – именно тогда прекратился прирост населения в сельской местности. Разница лишь в том, что тогда крестьянина не отпускал помещик, а сейчас он сам уже не может никуда уйти. Сельские жители просто вымирают.

А власть, видимо, ждет, когда умрет последний сельский пенсионер, чтобы начать торговлю землей: сейчас действует федеральный закон, согласно которому бесхозные в течение 3-х лет земли объявляются собственностью муниципальных образований.

А что мог сделать крестьянин-пенсионер с полученной при приватизации землей?

Во-первых, за ними, в большинстве своем, не закреплялись конкретные  участки земли: межевание не проводилось. Во-вторых, чем обрабатывать землю? В-третьих, он уже пенсионер, силы на исходе. Получается, что при проведении приватизации земли главная ставка в производстве продовольствия была сделана на пенсионеров. Как это назвать? Нет слов...

Моя мама получила справку в колхозе (с печатью) на право владения 13 га земли. Что она могла сделать с этот землей, что, ей  заодно отдали «лошадь, телегу, сани»? А речь-то, если говорить всерьез, должна идти о современных средствах производства! В августе 2013 года мама умерла. А незадолго до её смерти пришло решение суда об изъятии земли, о чем мы, ее дети, ей, конечно,  не сказали.   И на каком основании было принято такое решение суда, если у нее даже не было свидетельства о собственности на землю? Вопрос риторический.

Чем, спрашивается, отличается это решение от решения большевиков  о  коллективизации? Этот произвол продолжается в России в отношении сельских жителей и в настоящее время.

А на земле моей мамы вырос лес, который останется «потомкам» – гражданам нашей страны.

До середины 2000-х годов на сельское хозяйство в нашей стране никто не обращал внимания. Помню, как часто употреблялось такое выражение: «сельское хозяйство России является бездонной ямой, в которую бесполезно вкладывать бюджетные средства». И звучало оно, в том числе, из уст членов Правительства и так называемых экономистов.

Наш Президент В.В. Путин любит хлесткие выражения. Хочу употребить такое выражение и я. Когда жареный петух стал клевать наше Правительство в одно место, оно вспомнило о сельском хозяйстве. Но не о сельской семье.

Все, что проводится в сельском хозяйстве в нынешнее время, все направлено против семьи. Выделяются большие средства на открытие животноводческих комплексов различного профиля. Но кто становится владельцем этих комплексов? Коренных сельских жителей на них превращают в бесправных батраков, да и часто просто не берут на работу, так как есть «более дешевые» гастарбайтеры. Владельцы комплексов часто не платят вовремя заработную плату работникам или платят, но мизерную. Бывает намеренно разоряют и банкротят эти предприятия, потому что никакого контроля нет.

Сельские жители снова выживают за счет подсобного хозяйства.

Почему-то эти комплексы строятся не меньше, чем на 3000 голов?  Видимо, проект такой закупили… Не трудно подсчитать сколько средств тратится на подвоз кормов и вывоз навоза из таких комплексов (знаю точно, что в советское время, чтобы показать в отчетах рентабельность подобных  комплексов, подвоз кормов и вывоз навоза в себестоимости молока не учитывался). Не проще бы было возить молоко от 60-100 крестьянских хозяйств?

Органы местной власти в складывающееся положение дел, как правило, не вникают. А что они могут знать, если там, в основном, заправляют «менеджеры», которые, как правило, не имеют профильного образования по объекту управления.

Весной 2015 года министр сельского хозяйства РФ докладывал Президенту страны о трудностях в доведении субсидий до небольших  сельскохозяйственных предприятий. А как можно их довести, если органы власти  субъектов и муниципальных образований РФ представления о таких предприятиях не имеют, не ведут их учет, хотя такие полномочия прописаны как в Федеральном законе от 06.10.1999 №184-ФЗ, так и в Федеральном законе от 06.10.2003 №131-ФЗ?

Приведу несколько примеров.

Возьмем Рязанскую область, через которую протекает река Ока с огромной поймой шириной до 5 до 20 км и протяженностью до 200 км. Это луга, на которых когда-то паслись десятки тысяч голов скота и гусей. Животноводческие комплексы здесь сегодня строят в 50-100 км от этих лугов, где нет сена. Недавно смотрю по ТВ репортаж из Аргентины, корреспондент показывает обширные луга, на которых пасутся коровы, и утверждает, что в России таких лугов нет. Так вон – они есть! А вот работники администрации Рязанской области не знают, какие природные ресурсы имеются на управляемой ими территории.

Или река Чулым в Сибири, в Красноярском крае и в Новосибирской области: пойма этой реки составляет по ширине от 5 до 30 км, ее протяженность – до 500 км. А сколько ещё таких рек на территории России…

Помню летом 2015 года показывают репортаж встречи В.В. Путина с тружениками одного из хозяйств Ставропольского края. Руководитель хозяйства с гордостью докладывает, что они продают зерно рапса в Литву. К чести В.В. Путина, он спросил: «А что же вы сами не жмете масло из этого рапса?».

Крупное хозяйство в таком виде имеет право на существование только в том случае, если оно, в условиях разделения труда  при большом количестве работников, перерабатывает первичный продукт, а все работающие имеют свою справедливую долю дохода.

Или репортаж об одной из встреч  Президента В.В. Путина с губернатором Ивановской области, в ходе которой он сделал заключение, что прежде чем родить второго ребенка, надо родить первого. Мне же вспоминается, что Ивановская область была в Советском Союзе основным производителем тканей. В настоящее время в городе Иваново закрыты все текстильные фабрики, а поля не пашутся, но зато соревнования пахарей проводятся ежегодно.

Возьмем так называемую поддержку государством малого бизнеса. Все сводится к поддержке продавца, переработчика или предприятий, которые предоставляют услуги. О производителе первичной сельскохозяйственной продукции, похоже, никто не думает.

Посмотрите на российское село.

Люди до сих пор живут в домах, типовые проекты которых, так называемые пятистенки, были утверждены Петром I! Такие дома он приказал строить для людей «подлого» (самого низшего) сословия в Санкт-Петербурге. При этом хочу отметить, что мои дедушка и бабушка  по линии отца в 1920-е годы, при НЭПе, построили два дома: первый деревянный – в 1922 году, второй кирпичный – в 1928 году. А как изменилась российская деревня за 25 лет нового времени?

В России бьются за власть, за кресло, наверное, затем, чтобы выступать потом, сидя в этом кресле, от имени населения. Власть – это частная собственность, что хочу, то и ворочу?

Что уж совсем странно – в стране, где на продукты питания многие люди тратят от 50% до  80% своих доходов, самыми бедными являются производители сельхозпродукции. А объяснение очень простое. Первичный продукт вывозится за бесценок.

Похоже, наша власть все делает для того, чтобы не допустить создания иерархий производственных структур в сельской местности. Наиболее ярким примером этому является передача в частную собственность молочных заводов, хотя владеть ими должны производители молока. Владельцы молочных заводов в Москве жируют, продавая за 500 рублей и дороже килограмм творога. А какой доход от этого получает производитель молока? У нас есть антимонопольная служба?

Что же мешает сейчас выстраивать иерархии производственных структур?  К чему же должны сводиться реформы?  Перечислю:

1.    Создание первичных сельскохозяйственных структур – крестьянских семейных хозяйств на земле. В российских климатических условиях моделей таких структур может быть несколько. Это производство зерна, молока, смешанное производство, сезонные работы и т.п.

2.    Объединение отдельных крестьянских хозяйств по отраслевому признаку, причем крестьянин может быть членом нескольких или членом одного многоотраслевого кооператива. Контрольный пакет акций таких кооперативов должен быть у органа местного самоуправления. Главное – это создание очередных этапов производства на местах в виде предприятий пищевой промышленности в деревне. Создание условий получения дохода не только от продажи первичной продукции, но и конечной. Постепенно сокращать перевозки сырья. Такая политика приведет к оттоку населения из городов, к уменьшению экологической нагрузки на природу.

3.    Разработка проектов усадеб сельских жителей, рассчитанных на климатические условия России и на эксплуатацию не менее чем в 200 лет.

4.    Создание теории развития сельского хозяйства и производства продовольствия, основное внимание в которой уделить системным исследованиям в экономике, социологии, психологии, репродукции человека.

5. Надо немедленно возрождать институт семьи в России, вкладывать деньги в семью. Сельская семья это давно заслужила, так как российская власть загубила ее во время коллективизации и продолжает губить в настоящее время, начиная с 1990-х годов.

Вот чем должна заниматься сегодня власть в России.

Но способна ли на такие преобразования нынешняя российская власть?

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован