16 февраля 2010
4603

`Энергетическая сверхдержавность` требует сверхусилий

"Большая стратегия" России

От редакции. Новая военная доктрина РФ указывает на процесс расширения НАТО как на источник угроз для России. Однако эта угроза является слишком общей для того, чтобы определять политику России в тех или иных регионах мира. С какими вызовами и угрозами национальной безопасности столкнется Россия в случае реализации планов президента США Барака Обамы по выводу американских войск из Ирака? Внесет ли это и другие изменения геополитической ситуации коррективы в российскую мировую стратегию? Станут ли Россия и Евросоюз союзниками в противостоянии "глобальному Югу"? На эти и другие вопросы корреспонденту "Русского журнала" отвечает первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по науке и наукоемким технологиям Андрей Кокошин.
* * *
РЖ: Уважаемый Андрей Афанасьевич, на ваш взгляд, реалистичны ли планы Барака Обамы по выводу войск из Ирака?
Андрей Кокошин: Для США большое (иногда и гипертрофированное) значение имеют интересы их главного союзника на Ближнем Востоке - Израиля. Многие специалисты в США, Израиле, Западной Европе считают, что эти интересы Израиля обеспечены исчезновением с политической карты этого региона одного из наиболее опасных игроков, который так или иначе в политико-военном отношении угрожал бы израильским интересам. Воцарение в Ираке хаоса считается меньшим злом, чем сохранение там сильной власти.
Решение Обамы и его советников по выводу американских войск обусловлено следующими обстоятельствами: во-первых, большой непопулярностью в американском общественном мнении войны в Ираке; во-вторых, стремлением Вашингтона высвободить как можно больше сухопутных войск и морской пехоты США для возможного применения силы в других районах мира. Прежде всего, речь идет о наращивании американской группировки в Афганистане, но и не только об этом. Мы не можем исключать вероятности применения сухопутных войск, морпехов США и в других районах мира, в том числе на постсоветском пространстве. Американские специалисты отмечают, что усиления военного присутствия США может потребовать и ситуация на Корейском полуострове.
Сейчас же, как говорил мне один вашингтонский высокопоставленный деятель, в США нет даже роты реальных комбатантов, чтобы использовать их за пределами Ирака и Афганистана, а не только военно-морские или военно-воздушные силы, значительная часть которых не задействована в этих двух странах.
РЖ: Почувствует ли Европа и Россия себя союзниками в противостоянии "глобальному Югу" или же соперниками в борьбе за контроль над теми пространствами (регионами), откуда ушла Америка?
А.К.: Есть немало предпосылок для того, чтобы в период президентства Барака Обамы отношения между США и Евросоюзом были более тесными, чем при администрации Буша-младшего. Отвечает ли это интересам России? По многим параметрам нет, не отвечает.
Никто из серьезных политиков ни в США, ни в ЕС, ни в нашей стране на деле не оперирует понятием "глобальный Юг". Между ведущими центрами силы, к которым относятся США, ЕС (и отдельные страны ЕС), Китай, Россия, ведется борьба за влияние в различных странах этого "Юга", причем на весьма предметной основе. Возьмите, например, политику Китая по отношению к Пакистану и целому ряду африканских стран, наши отношения с Венесуэлой, политику Франции в Северной Африке. И на самом "Юге" появились силы мирового значения - Индия, ведущая борьбу за влияние в Юго-Восточной Азии в бассейне Индийского океана.
РЖ: Сможет ли Россия реализовать свою "энергетическую сверхдержавность" по отношению к Европе, а Европа - отстоять свою энергетическую независимость в ситуации сворачивания евразийского доминирования Америки?
А.К.: "Энергетическую сверхдержавность" России мы сможем обеспечить еще на какой-то период при нескольких условиях: у нас должна быстрыми темпами формироваться современная энергетика по всем основным параметрам - с высоким уровнем эффективности производства энергии, ее транспортировки, потребления, с масштабным использованием альтернативных (нетрадиционных) источников энергии. Реализация этого потребует последовательных и целеустремленных усилий государства и практически всего общества. Возможно, что и сверхусилий. Опираясь только на производство и экспорт углеводородов, даже при наличии современной атомной энергетики, без таких усилий (и масштабных результатов) трудно рассчитывать на сохранение Россией "энергетической сверхдержавности" уже через несколько лет.

Андрей Кокошин
Беседовала Любовь Ульянова
16.02.10 12:08 - "Русский Журнал"

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован