Эксклюзив
Карпенков Степан Харланович
18 сентября 2020
284

Буранная целина

Насильственная сталинская коллективизация и бандитское раскулачивание не накормили проголодавшийся народ хлебом насущным ни в тридцатые, ни в сороковые годы прошлого века.Общенациональная продовольственная проблема, рождённая большевицким переворотом семнадцатого года, не была решена и в дальнейшем, хотя  и неоднократно «по воле партии» предпринимались неотложные меры по её решению на самом высоком уровне партийного самовластия в царских палатах древнего Кремля.

В средине пятидесятых годов прошлого века Никита Хрущёв, только что взошедший на партийный престол власти и взявший в свои руки бразды управления советским государством, поставил задачу, как можно, быстрее обеспечить продовольствием население страны. И решить её так, чтобы продукты питания, в том числе и самый востребованный хлеб, поставлялись регулярно не только в Москву, но и в самые отдалённые города и посёлки, деревни и сёла, куда только разве что на крыльях можно долететь. Конечно же, он, как и многие простые люди, бравшие штурмом продовольственные магазины, хотел, чтобы длинные и многочасовые очереди за хлебом и другими продуктами повседневного спроса остались в прошлом. 

Первое, что приходит в голову любому благомыслящему человеку – для решения этой, казалось бы, самой простой, на первый взгляд, задачи достаточно освоить новые земли, чтобы выращивать на них зерновые культуры и тем самым увеличить количество производимого зерна, которого уж давно не хватало хотя бы для минимального удовлетворения потребностей населения всей страны.Предполагалось, что с производством зерна в достаточном количестве будут возрождаться и все другие отрасли сельского хозяйство, включая животноводство, тесно и неразрывно связанное с земледелием и во многом зависящее от него…

Новые земли осваивались всегда и не только на русских просторах, но и во всём мире. И такая земная задача решалась с целью расширения территории поселений и пополнения продовольственных ресурсов. Объективная необходимость освоения земель чаще всего возникает тогда, когда плотность населения возрастает, а продовольствия, производимого на прежних сельскохозяйственных угодьях, не хватает для его полного обеспечения. Однако всё же одна из главных причин недостатка продовольствия в эпоху партийного самовластия заключалась не в нехватке возделываемых земель, а в том, что распахивались, по-прежнему, большие площади и сеяли довольно много, а получали совсеммало, как сказано в Библии. Именно такая общенародная беда случилась в нашем отечестве после рокового октябрьского переворота семнадцатого года, когда земля, отнятая у крестьян-хозяев, оказавшись ничейной, или чужой, перестала давать обильный урожай. Как ни удивительно, даже плодородные южные земли, богатые чернозёмом, в чужих руках не приносили прежний большой урожай…

С давних времён известны разные способы освоения новых земель – они зависят от широты территории, рельефа местности и естественного растительного покрова. Один из них, широко распространённый, заключается в вырубке леса и выкорчёвывании пней. Таким трудоёмким способом в прошлые века и раньше отвоёвывались у дикой природы небольшие островки для земледелия в северных краях и в средней полосе русской равнины, занятых лесными массивами. В других же местах, где леса нет, например, в степных зонах, заросших многолетней травой, распахивались целинные земли, которые пустовали либо использовались преимущественно для выпаса домашних животных и заготовки для них сена. При любом способе освоения новых земель обязательно соблюдались два основных правила. Одно из них – осваивались сразу лишь сравнительно небольшие участки земли, чтобы легче было их обработать, не нанося ощутимый ущербживой природе. Разрабатывать сразу большие участки считалось обременительным и нецелесообразным. Другое правило освоения – расстояние от новых возделываемых участков земли до поселений должно быть относительно небольшим. При соблюдении таких простых правил и с учётом многовекового крестьянского опыта разрастающиеся деревни и сёла находились близко друг к другу и к лесу, если новые земли отвоёвывались у лесных массивов. Просёлочные дороги соединяли селения, поля, луга и леса, и при небольшом расстоянии между ними не требовалось много времени и не составляло большого труда, чтобы добраться пешком или на подводе до места назначения.

Если же осваивались для земледелия целинные залежные земли степей, пригодные изначально для традиционного животноводства, то обязательно учитывалось, что степные земли отнюдь не богаты чернозёмом и что основная масса органических питательных веществ содержится не в самой почве, а в растительной массе, чаще всего, в густой траве с переплетающимися и разветвлёнными корнями. Если же уничтожить растительность, перепахав землю, то через год или два зеленеющая весной и летом степь, покрытая многолетней травой и населённая многочисленными и разнообразными мелкими животными и насекомыми, превратится в пустыню. Поэтому в степных зонах развивать земледелие, хотя и рискованно, но вполне возможно только в сочетании с животноводством, отходы которого в виде навоза пополняют небогатые запасы органических веществ в почве. В таких зонах, в отличие от средней полосы русской равнины, часто бывают суровые, морозные зимы и засушливые лета, и в неблагоприятных климатических условиях могут погибнуть сразу все посевы зерновых или других культур. И чтобы такая беда не случилась, целесообразно отбирать для посева специально выведенные селекцией морозостойкие и засухоустойчивые сорта культурных растений и применять проверенные на практике агротехнические способы сохранения влаги в почве и поддержания её плодородия. 

При поспешном и в то же время глобальном покорении целины в пятидесятых годах прошлого века не были учтены земледельческие правилаосвоения новых земель. И не был учтён известный опыт обработки залежных земель и переселения крестьянских семей на новые места жительства. 

Богатейший опыт освоения целинных земель лежал в основе важнейших государственных мероприятий аграрной реформы Петра Столыпина, проводимой незадолго до октябрьского переворота семнадцатого года с целью улучшения жизни крестьян. При материальной и финансовой поддержке правительства из европейской части России, где становилось тесновато в деревнях и сёлах, по собственному желанию, добровольно уезжали не только молодые люди, овеянные романтикой и которым море по колено, но и, в основном, опытные крестьяне-хозяева со своими многодетными семьями и со своим небогатым хозяйством. Для транспортировки крестьян-переселенцев были сконструированы и произведены специальные вагоны с отгороженными отсеками для скота и сельскохозяйственного инвентаря. В таких вагонах, позднее названных столыпинскими, после рокового большевицкого переворота под вооружённым конвоем перевозили не свободных крестьян-переселенцев со своим небогатым скарбом, а великое множество арестантов и осуждённых, оторванных от родной земли и разлучённых не по их воле с ихмногодетными семьями. И особенно много таких арестантов-переселенцев, ограбленных и лишённых свободы, было при сталинском бандитском раскулачивании и принудительной коллективизации.

Раньше же Правительство России, возглавляемое Петром Столыпиным, человеком ума и благочестия,предоставляло различные льготы переселенцам, и миллионы крестьян, очень быстро осваивали новые залежные земли, удачно сочетая земледелие с животноводством. Переселенцы сравнительно быстро обустраивались на новых местах. Строили себе дома и продолжали заниматься своим любимым делом. Лишь немногие из них вернулись на прежние родные места жительства, и на это была их добрая воля, как и на то, чтобы уезжать или не уезжать на новые земли, покинув свои деревни и сёла, где проживали их предки не одного поколения…

Освоение же целинных залежных земель в 1954 году началось совсем по-другому – не с переселения опытных крестьян с их семьями и хозяйственным инвентарём, как это было при Петре Столыпине, а с создания сразу же и с «социалистическим размахом»в чистом поле крупных совхозов-гигантов. И это было сделано весьма поспешно, отнюдь не по-хозяйски, без научно обоснованных стратегии и тактики широкомасштабных сельскохозяйственных работ в новых условиях земледелия и проживания. Не был учтён печальный и трагический опыт сплошной коллективизации тридцатых годов. Кроме того, кначалу освоения целины не была проведана всесторонне продуманная предварительная работа. Не были построены дороги, жилые дома, зернохранилища, не была создана ремонтная база для сельскохозяйственной техники. Не были подготовлены высококвалифицированные кадры, в полной мере владевшие профессиональными знаниями сельского хозяйства и агротехнических способов возделывания целинной земли в сложных климатических условиях, начиная от вспашки почвы и кончая сбором урожая.

Вследствие бездумных распоряжений и поспешных действий покорение целины с благими намерениями накормить народ хлебом насущным превратилось в очередную партийную кампанию, якобы способную в одночасье решить все проблемы обеспечения населения продовольствием. Подобные кампании в советское время были не редкость и проводились неоднократно, систематически и раньше, но с другими целями, – при строительстве крупных промышленных объектов-гигантов, мощных атомных и гидроэлектростанций, протяжённых водоканалов и многих путей и дорог в «светлое будущее», а по сути, дорог никуда. И что же из такого «строительства социализма» получилось, известно любому просвещённому человеку. Например, поспешно и с привлечением огромных материальных и финансовых ресурсов возводились крупные гидроэлектростанции, которые до сих пор вырабатывают электроэнергию, но она не дешевле энергии, производимой традиционными тепловыми электростанциями. При их возведении на равнинных реках затоплены гигантские площади возделываемыхсельскохозяйственных угодий. Как следует из расчётов разных и независимых специалистов, только один каскад гидроэлектростанций на равнинной реке Волге ежегодно приносил и приносит огромный материальный ущерб – 16 миллиардов долларов из-за потери продовольственной продукции при затоплении более одного миллиона гектар сельскохозяйственных земель и ещё до шести миллиардов долларов из-за существенного сокращения рыбных промыслов. Число затопленных и подтопленных городов и посёлков на Волге, превратившейся в протяжённое широкое море, достигло около сотни. Затоплены и тысячи сёл и деревень, где крестьяне жили, трудились и добывали хлеб насущный, которого так не хватало в стране, оказавшейся в руках невежественных партийных диктаторов, намеревавшихся чужими руками якобы построить безбожный рай на земле…

Для освоения целины были израсходованы колоссальные материальные и финансовые средства, составляющие до одной пятой части всех вложений в сельское хозяйство страны. На целину отправляли эшелонами новые тракторы и комбайны, только что сошедшие с заводских конвейеров, и другую сельскохозяйственную технику, которых и так не хватало в существовавших многочисленных колхозах и совхозах, находившихся на грани разорения. За первые три года освоения целины было отправлено более 50 тысяч специалистов разных профессий, включая командированных сезонных работников. Целинная эпопея, конечно же, сдерживала развитие сельского хозяйства в традиционных районах земледелия и животноводства, где, за редким исключением, разваливающиеся колхозы и совхозы боролись за выживание.

По предписанию партийных вожаков и под их неусыпным строгим надзором чиновники нижнего властного звена торопили тружеников-земледельцев осваивать целину. Торопили не только выполнить, но и перевыполнить предписанные сверху планыпокорения целины, чтобы, как можно, быстрее, сразу же доложить об этом вышестоящим партийным функционерам, дабы получить от них похвалу или «заслуженную» награду за «ударный труд». За первые два года планировалось распахать 13 миллионов гектар целинных земель, что даже по самым скромным меркам было необоснованно слишком много. Однако этот грандиозный план был в несколько раз перевыполнен – было распахано 33 миллиона гектар. Перевыполнять любой план в то время, время строительства «развёрнутого социализма», было обычным, привычным стилем работы, который навязывался партийными диктаторами. За те же два года на целине было организовано 425 зерновых совхозов-гигантов, а к 1960 году было поднято около 42 миллионов гектар залежных земель.

Сначала освоенные целинные земли давали неплохой урожай зерна, который доходил в разные сезоны от одной трети до половины всего зерна, собранного в стране. Однако из-за вопиющей бесхозяйственности, характерной для всей партийно-тоталитарной системы, не весь выращенный урожай в некоторых районах целины был вовремя собран. Из-за плохой организации хранения и транспортировки, из-за отсутствия зернохранилищ огромные горы собранного зерна, оставленные под открытым небом, под дождём и снегом, сгнивали, не дойдя до потребителя, хотя хлеба в стране по-прежнему не хватало. 

Совсем скоро, через несколько лет, уже в начале шестидесятых годов из-за глобального вторжения человека, овеянного социалистическим дурманом, в живую природу нарушилось экологическое равновесие, которое устанавливалось веками в степной зоне. Вследствие такого бездумного вторжения случилось то, что и должно было случиться – пыльные бури в одночасье разрушили и выветрили тонкий плодородный слой почвы, после чего наступили неурожайные годы, когда на целине не могли собрать даже то, что было посеяно. Об этой неизбежной беде предупреждали многие учёные-почвоведы, и её предвидели все здравомыслящие,просвещённые люди, включая опытных крестьян, знавших специфику земледелия в степных зонах, и о ней же спустя годы Никита Хрущёв, инициатор и организатор освоения целинных земель, в своих мемуарах писал: «Когда мы уже распахали большое количество гектаров целины, в Казахстане случились страшные пыльные бури. Поднимались в воздух тучи земли, почва выветривалась...».

Для направления рабочей силы на целину, включая профессиональные кадры, была организована срочная широкомасштабная мобилизация добровольцев из западных и многих других областей страны. Импредоставлялись различные льготы: бесплатный проезд с имуществом, денежные пособия до одной тысячи рублей, кредит на постройку жилья до 20 тысяч рублей сроком на 10 лет и до двух тысяч рублей на покупку скота, освобождение от сельхозналога от 2 до 5 лет. Всего на освоение целины в течение пяти лет, начиная с 1954 года, было потрачена более 20 миллиардов рублей бюджетных денег, немыслимо огромная сумма по тем временам…

На целину отправлялись люди по собственному желанию, как говорят, по зову сердца, а не по принуждению, и не насильно, как это было в двадцатые и тридцатые годы прошлого века, когда крепких крестьян выгоняли из собственных хат на мороз и под вооружённым конвоем отправляли в необжитые северные края с суровым климатом. Добровольных покорителей целины никто не выгонял из родного дома – они расставались со своими родителями и близкими родственниками с верой и надеждой на «светлое будущее». Они готовы были добросовестно трудиться, преодолевая немало трудностей, когда поначалу не хватало полноценного питания, не было благоустроенного жилья и приходилось ютиться в тесных палатках даже с наступлением холодных степных ночей. 

За покорение целины более четырёх тысяч целинников были награждены орденами и медалями, а пятеро из них получили высокое звание Героя социалистического труда. Среди награждённых целинников были не только трактористы и комбайнёры, работавшие в поте лица и днём, и ночью и вполне достойные заслуженной награды, но и разные партийные чиновники, перевыполнявшиеплан, сидя в своих роскошных кабинетах, зашторенных от внешнего мира. Предписанный сверху план, как показало время, при разумном подходе к делу, не следовало бы даже выполнять, а не перевыполнять, несмотря на указания партийных диктаторов, академий не кончавших, и весьма далёких от познания сельского хозяйства и земной жизни.

Целину поднимало великое множество людей, приехавших из соседних, из самых отдаленных областей России и из разных советских республик страны: Украины, Белоруссии, Молдавии и других. Вследствие широкомасштабного освоения целины в Казахской республике осталось на постоянное жительство более шести миллионов граждан не коренных национальностей: русских, белорусов, украинцев, – которые не считались чужими на своей земле, живя в Советском Союзе, едином для всех народов. После распада СССР и обретения самостоятельности Казахстаном более половины славян-переселенцев, обозванных русскоязычным населением, вынуждены были покинуть освоенные и обжитые ими и их предками земли и построенные их же руками дома в сёлах, городах и посёлках, опасаясь националистической враждебной политики, навязываемой казахскими властями. Для новоявленных и дремучих властителей оказалась не ведома простая житейская истина: здравомыслящие и благочестивые люди ценят человека по делам его, а не по национальной принадлежности. Это вынужденное и в то же время печальное прощание с родиной, со своим отечеством затянулось на долгие годы – в первом десятилетия нынешнего века ежегодно эмигрировали более 50 тысяч человек.

Стихийное аграрное землепользование, рождённое социалистической бесхозяйственностью, продолжилось и после целинной компании вплоть до последних лет. И оно неизбежно привело к громадным потерям – в России по разным причинам уже выведено из сельскохозяйственного оборота до 28 миллионов гектар возделываемых земель и до 16 миллионов гектар в Казахстане. Все эти вместе взятые потерянные земли по своим масштабам превосходят площадь целинной земли, распаханной за два года во второй половине пятидесятых годов по партийной отмашке сверху.

Шумная целинная компания, начавшаяся с громких партийных призывов осваивать всем миром целинные земли и с песни «Едут новосёлы», прозвучавшей на всю необъятную страну, продолжилась многочисленными эшелонами, курсировавшими между Западом и Востоком страны.Перевозились туда и обратно сельскохозяйственная и строительная техника, миллионы тон зерна и множество пассажиров, ехавших с весёлыми песнями и музыкой покорять новые, необжитые земли. Закончилась целинная компания пыльными буранами и неурожаем, а её трагические последствия до сих пор отзываются печальным эхом в массовой вынужденной эмиграции целинников, которые вместе с родителями, не жалея живота своего, днём и ночью поднимали целину, чтобы накормить народ хлебом насущным. А это означает, что целина, поднятаяценой больших усилий, не пережила партийно-тоталитарную систему, стремительно скатывающуюся в бездну, выбраться из которой она так и не смогла…

Многие большевицкие и партийные диктаторы, поражённые страшным недугом властолюбия и тщеславия, страдали ещё одним не менее страшным пороком – гигантоманией, никому не ведомой до октябрьского переворота семнадцатого года и приобретённой в эпоху развернутого социализма на российской земле. Любой ценой и во что бы то ни стало, они пытались воплотить в жизнь самые безумные замыслы: поднять целину сразу же на самой большой площади, значительная часть которой вскоре превратилась в пустыню; руками безвинных заключённых проложить грудью самый длинный водоканал, который сейчас никому не нужен; построить гигантские гидроэлектростанции на равнинных реках, затопив немыслимо большие площади плодородных полей, заливных лугов и смешанных лесов; проложить под землёй самый длинный в мире тоннель для ускорителя заряженных частиц, который сейчас заброшен, но потрачены безумно большие материальные и финансовые средства; произвести оружие массового поражения, которым можно уничтожить всё живое на Земле и не один раз, затратив баснословные деньги сначала на его создание, а потом и на его же ликвидацию. Попытаться заглянуть подальше за космический горизонт и за горизонт человеческого сознания, расходуя при этом астрономические суммы денег из кармана налогоплательщиков. И сделать многое другое, самое длинное, самое мощное, самое большое и якобы самое лучшее в мире с дальним прицелом прибрать власть к своим нечистым рукам, не только в одной стране, но и во всём мире до скончания века. 

Для воплощения в жизнь этих и многих других заманчивых замыслов, вполне благонамеренных на первый непросвещённый взгляд, большевицкие самозванцы, не блиставшие умом, не обременённые знаниями земной жизни и поверженные демоном властолюбия и тщеславия, во главе с «гениальными вождями» изобрели и создали самую мощную гигантскую репрессивную машину. Такая чудовищная машина оказалась своеобразным всепожирающим монстром, которого никогда не было ни в одной цивилизованной стране мира и жертвами которого стали самое большое число безвинных людей – десятки миллионов. Однако даже такой гигантских ненасытных монстр, готовый поглотить всех и вся, захлебнувшись, оказался бессильным и беспомощным в завершении возведения советской вавилонской башни с недостроенным коммунизмом в отдельно взятой стране.

 

Библиографические ссылки 

Карпенков С.Х. Русский богатырь на троне. М.: ООО «Традиция», 2019. – 144 с.

Карпенков С.Х. Стратегия спасения. Из бездны большевизма к великой 

России. М.: ООО «Традиция», 2018. – 416 с.

Карпенков С.Х. Незабытое прошлое. М.: Директ-Медиа, 2015. – 483 с.     

Карпенков С.Х. Воробьёвы кручи. М.: Директ-Медиа, 2015. – 443 с.

Карпенков С.Х. Экология: учебник  в 2-х кн. Кн. 1 – 431 с. Кн. 2 – 521 с. М.: Директ-Медиа, 2017.

Степан Харланович Карпенков 

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован