29 марта 2007
11368

Андрей Кокошин о генерале армии Михаиле Петровиче Колесникове

"Михаил Петрович был высокопрофессиональным военным, обладавшим в то же время общим широким кругозором, хорошим пониманием отечественной культуры, особенно великой русской литературы XIX века. Он обладал огромной работоспособностью, трудолюбием, умением четко поставить очень сложную штабную работу",- сказал Кокошин.
Далее Кокошин отметил: "Как мне не раз говорили наши сослуживцы, нам удалось установить едва ли не уникальные в истории отечественного военного ведомства хорошие, продуктивные отношения между первым заместителем министра обороны и начальником Генштаба - первым заместителем министра обороны. Этому способствовало то, что мы довольно четко распределили свои сферы ответственности - как на основе того, что было записано в соответствующем Указе Президента России по Минобороны, так и в соответствии с рядом подготовленных нами приказов Министра обороны; но при этом у нас каждый день возникали проблемы Вооруженных сил на стыке наших сфер ответственности, наших полномочий, в том числе и проблемы конфликтного характера, подчас и за счет деятельности некоторых интриганов, которых всегда хватает в такой крупной госструктуре, которой является Минобороны, которым хотелось бы столкнуть лбами ПЗМО и НГШ".
"Но с Михаилом Петровичем всегда было сравнительно легко разрешать конфликтную ситуацию с пользой для дела, он ведь всегда прежде всего думал об интересах России, нашего государства, наших Вооруженных сил,"- сказал А.Кокошин.
"Михаил Петрович был высокопорядочным человеком. Это очень немаловажное качество для военачальника такого уровня.
Он был по-хорошему консервативным руководителем, не склонным к авантюрам, что, как я считаю, было очень важным в такой исключительно сложный и тяжелый период для нашей страны, наших людей; и особенно для людей в погонах. В первой половине 1990-х годов в моде был радикализм, революционность, за которые нам дорого пришлось заплатить".
"Мы не раз обсуждали с ним сложные вопросы нашей военной истории, труды отечественных теоретиков и историков военного дела. Я отдавал предпочтение Свечину, Михаил Петрович - Зайониковскому и Снесареву: оба мы критически относились к восхвалению Тухачевского как военного теоретика",-сказал Кокошин.
По словам Кокошина, внутри военного ведомства Колесников славился своими нестандартными резолюциями на поступавших к нему от подчиненных документах - причем отнюдь не грубыми и обидными. Он мог, например, написать на недостаточно продуманном, отработанном докладе "Ну и что?"
Как отметил Кокошин, совместные решения, которые принимались с Колесниковым, в немалой мере дали возможность реализовать программу межконтинентальной баллистической ракеты "Тополь-М", построить малошумные и многоцелевые атомные подводные лодки, создать истребитель-бомбардировщик "СУ-34", существенно продвинуться вперед в создании высокоточного дальнобойного оружия в неядерном снаряжении.
Кокошин добавил, что вопреки всякого рода появившимся сейчас в прессе суждениям, Колесников не играл сколько-нибудь значительной роли в первой чеченской кампании.

28.03.2007
viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован