11 декабря 2000
2262

Анатолий Васильев: Йорг Хайдер. Популист или правый радикал?

Второе тысячелетие от Рождества Христова клонится к закату. Римский епископ, желая порадовать свою паству традиционной рождественской ёлкой, - (на Апеннинах, как известно, лишь Zitronen bluh`n) - просит доставить зелёную красавицу из австрийской земли Каринтия. Ёлка прибывает в Ватикан. Тёплого приёма она, впрочем, не встречает, более того, навстречу ей высыпается возмущённая толпа оскорблённых в своих лучших чувствах граждан: искажённые гримасой гнева лица, злобные вопли, угрозы1 Комбинация протестующих - вполне привычна: активисты влиятельных левых партий и микроскопических радикальных еврейских организаций, экзальтированные экологи и друзья животных, лица с "голубой" и "розовой" сексуальной ориентацией, принципиальные враги любого порядка и обыкновенные хулиганы. Протесты объясняются тем, что правительство Каринтии возглавляет Йорг Хайдер, лидер Австрийской партии Свободы, и ёлку от него не пристало получать даже такому испытанному борцу на экуменическом фронте, как епископ Войтыла.
Внимательный наблюдатель европейской политической жизни, разумеется, помнит события годовой давности, когда в Австрии переменился состав правительственной коалиции. Рядовое, на первый взгляд, событие сопровождалось изрядной шумихой. Имя Хайдера, чья партия добилась на прошлогодних выборах серьёзных успехов, не сходило с газетных полос, радио- и телеэфир оглашались проклятиями, бдительные сторонники общечеловеческих ценностей кстати и некстати вспоминали Гитлера, Муссолини и, не понятно почему, Салазара. Так кто же, спросит читатель, такой этот Хайдер? Откуда поднимается столь мощная волна протестов? Неужели, подумать страшно, и вправду наследник Гитлера?
Спешим успокоить слабонервных. Хайдер - отнюдь не правый радикал, каким его пытаются в течение года выставить в глазах общественного мнения ангажированные средства массовой информации. Того более, никаких правых радикалов, как организованной и влиятельной политической силы, в Европе с 1945 г. не существует. Всё, что изображается в виде "фашистских недобитков" и "зародышей нацизма", суть не что иное, как недоброкачественная смесь достойных жалости маргиналов и агентов спецслужб. Повторяем, Хайдер - обыкновенный консервативный политик, динамичный, талантливый, обаятельный. Ничего из ряду вон выходящего. Но почему, в таком случае, его ославили на всю Европу? Ответом на это служит наша статья.
Политических взглядов Хайдера подробно затрагивать не будем. "Каринтийский манифест свободы", публикуемый в этом номере, в доступной форме содержит всё, за что борются Хайдер и его партия. Добавить или убавить здесь нечего. Интерес, как нам кажется, представляет другое, а именно: обстоятельства, сопровождавшие начало очернительной кампании, её потаённая интрига, правда о которой утаивается от общественности и по сиё время.
3 октября 1999 г., в результате парламентских выборов, Социалистическая партия Австрии получила 65 депутатов из 183. По обыкновению, заведенному с конца последней мировой войны, социалисты правили Австрией вместе с христианскими демократами, иными словами, Народной партией. Но на этот раз правоцентристы "народники" предпочли войти в коалицию с чистыми правыми, то есть, с Австрийской партией Свободы (Freiheitliche Partei Osterreichs). Союз двух правых партий давал убедительное парламентское большинство, так что правительство удалось образовать без осложнений. Осложнения, впрочем, приключились, хотя и относились они к явлениям иного порядка. Скажем прямо, лидер партии Свободы Йорг Хайдер из "политкорректной" среды был исторгнут давно. Но до тех пор, пока названная партия не набрала достаточного политического веса, заправилы масс-медиа приклеивали к Хайдеру ярлык популиста. Малопривлекательное прозвище, с точки зрения интеллектуалов, но, в общем, звучит сравнительно безобидно. Народ, как известно, всегда - немного популист, вечно голосует не так, фордыбачится, питает пристрастие к реакционным мерам. Разгул преступности ему, видите ли, не нравится, налоги тяготят, иммигранты, хлынувшие в Европу из африканских и азиатских глубин, раздражают, смертную казнь для различных выродков восстановить требуют. Но стоило партии Свободы получить в австрийском парламенте 53 места, как Хайдер стремительно превратился из чудака-популиста в злобного правого радикала, в борьбе с каковым все средства - хороши.
Январь 2000 г. ничего экстраординарного не предвещал. Надежды на коалицию с народниками, коими питались социал-демократические бонзы, казались обоснованными. Однако народники заартачились: портфель министра финансов отдать "красным" они отказались наотрез. И, скажем прямо, тут они поступили совершенно правильно. По части разворовывания бюджета социалисты уступают, пожалуй, только чиновникам из общеевропейских организаций. Получив вежливый отказ от правоцентристов, социалисты попытались создать правительство меньшинства. Переговоры тогда велись со всеми партиями, даже, как ни трудно в это поверить, с Хайдером. Но Хайдер в январе 2000 г., повторяем, считался добряком-популистом. Все потуги социалистов, впрочем, оказались тщетны: президенту не оставалось ничего иного, как утвердить единственную работоспособную коалицию: народников и сторонников партии Свободы. И тут грянул шабаш.
Направленная против Хайдера пропагандистская кампания раскручивалась стремительно. Израильский премьер пригрозил отослать из Вены своего посла, Жак Ширак, являющийся, как известно, великим охотником влезать в дела, ни в коей мере под его компетенцию не подпадающие, разразился гневными тирадами в адрес партии Свободы, которую отныне именуют не иначе, как "крайне правой". Вслед за Шираком, естественно, завопили и прочие, сравнительно мелкие, но не менее ангажированные политические и культурные деятели.
В истории европейского самосознания все эти обвинения занимают особое и, скажем прямо, весьма позорное место. В самом деле, что и кому вменяется здесь в вину? Быть может, какие-то действия (прошлые или настоящие) активистов Австрийской партии Свободы? Или, вы скажете, преступна программа названной партии? Её официальные сообщения? Ничуть. В данном случае цензуре подвергается мысль. Сторонники Хайдера, по мнению левых интеллектуалов, превратно понимают процесс иммиграции, их, вообразите себе, чем-то не устраивает "плавильный котёл", где шустрые алхимики-мондиалисты готовят очередное мультикультурно-плюралистическое варево.
Австрийский избиратель, поддержав партию Свободы, судя по всему, окончательно отверг систему пропорционального разделения должностей, т. н. Рrороrz, когда все мало-мальски соблазнительные должности распределялись между социалистами и народниками. И этому тридцатилетнему дуумвирату настал капут.
Программа новой коалиции внушает оптимизм. Она предусматривает значительное облегчение налогового бремени, снижение расходов на государственный аппарат, финансовую поддержку матерей, создание фонда помощи тем работникам, кто испил чашу подневольного труда в Третьем Рейхе. Задачи - простые и доходчивые, и потому они встретили полное понимание как в деревнях, так и в рабочих кварталах, где ранее властвовали социалисты. А такое посягательство на сомнительные права новоявленных феодалов, как вы понимаете, не прощается никому.
Сразу же после первых серьёзных успехов на демократическом поприще Хайдер попал под прицел отнюдь не беспристрастной критики. Все егопубличные выступления штудируются досконально. Так, двенадцать лет тому назад Хайдер сказал, что в Третьем Рейхе проводилась политика, нацеленная на борьбу с безработицей, - (о том, что в Германии справились с безработицей за семь лет, можно прочитать в любом школьном учебнике). Дело ясное, перед нами - нацист. Хайдер также имел глупость сомневаться в том, очевидном для любого "друга мира и свободы", факте, будто бы при Гитлере существовали одарённые артисты и талантливые спортсмены, которые при всём том не находились в оппозиции к режиму. И эти крамольные сомнения стоили ему места губернатора Каринтии. Предвыборные афиши партии Свободы, конечно же, оказались "с расистским душком": женщина в традиционном австрийском платье держит на руках блондинистого ребёнка. Подозрительно, не правда ли? Особенно в Австрии. Такие плакаты, очевидно, следует расклеивать в землях, населённых кафрами, бушменами и готтентотами.
Но не всё так гладко, как это может на первый взгляд показаться, шло у противников Хайдера. Несмотря на неимоверные усилия, им не удалось увенчать храмину своих голословных обвинений. Дело в том, что на протяжении всей своей политической карьеры Хайдер не допустил ни одного антисемитского высказывания, более того, он вообще предпочитал не касаться этой щекотливой для Австрии темы. Что тут можно добавить? Свет ещё не видел столь опасного для демократии человека.
Свои взгляды на устройство Австрийской республики Хайдер изложил в книге "ВетгеКе 2икигП ег5еХз УОП Ипкз ипо! геспт.з"1 , опубликованной в конце 1997 г. Бурный иммиграционный поток Хайдер предлагает остановить посредством мер, которые уже были приняты в отдельных Европейских странах (в Швейцарии, например). Хайдер настаивает на ужесточении законов касательно подростковой преступности, что, как известно, уже произошло в Великобритании. Стремится он также предотвратить межконфессиональные столкновения, выступает против необдуманной поспешности при объединении Европы, требует щадящей крестьян аграрной политики, бичует бюрократизм европейских чиновников. Казалось бы, обычная консервативная программа, но многие видят здесь "эмбрионы фашизма". Особенно усердствуют в поисках названных эмбрионов представители венской интеллигенции.
С интеллектуалами у Хайдера отношения, скажем прямо, не сложились. Чашу терпения людей творческого труда переполнил инцидент с художником Корнелиусом Колигом, стяжавшем себе известность в пределах Каринтии ещё при владычестве там социалистов. Колиг, при поддержке товарищей по партии, получил выгодный заказ на изготовление фресок для местного парламента. Хайдер позволил себе высказать по этому поводу ряд замечаний. Дело в том, что никакого конкурса проведено не было, услуги Колига выглядели подозрительно дорогостоящими (маэстро запросил миллион шиллингов), в прошлом Колиг ничем выдающимся себя не зарекомендовал, если не считать крупным художественным достижением выставку в популярном нынче на Западе экскре-мент-жанре. Левая интеллигенция, естественно, поддержала Колига. Чаша весов какое-то время колебалась. Колига выручило прошлое. Выяснилось, что в 1938 г. нацисты, которые, как мы понимаем, не могут выступать в живописи в качестве экспертов, замазали в каринтийском парламенте фрески Колига-отца. Что и говорить, гений, мученик. Колиг-сын положил себе в карман миллион шиллингов со спокойной совестью.
Но вернёмся к началу 2000 г. Президент Кле-стиль (Кlestil), исчерпав весь запас административных ухищрений, принуждён был согласиться с коалицией Хайдера и народников. Смена правительства в Вене проходила под аккомпанемент негодующих демонстраций. Тысячи возбуждённых субъектов окружили резиденцию президента, выкрикивали оскорбительные лозунги, пытались прорвать полицейский кордон. Неизбежное последствие подобных акций - грязь, вонь, фекалии... Досталось, в общем, работы венским мусорщикам. Пока чернь неистовствовала, Клес-тиль, послушный исполнитель воли мондиалис-тов, навязал новому кабинету специальную декларацию. Случай в европейской истории беспрецедентный.
Текст декларации начинается велеречиво: "Австрия признаёт свою долю ответственности за чудовищные преступления национал-социалистов, омрачившие историю XX столетия... Австрия признаёт особый характер преступления "Холо-кост"... правительство сделает всё необходимое для исчерпывающего исследования прошлого (нацистского)". К этому, действительно, уникальному тексту прицеплен целый состав заезженных до безобразия заявлений. Здесь и ксенофобия (вредная), и права человека (их от кого-то надо защищать), и демократия (ни в коем случае не писать со строчной буквы!), и многое, многое другое.
Хайдер в правительство не вошёл: он по-прежнему остаётся губернатором Каринтии. В правительство не вошли также ближайшие сподвижники Хайдера, Принцхорн и Кабас. Против них решительно выступили антирасистские организации, "зелёные", коммунисты, левацкие элементы и католическая церковь, которая, судя по всему, чувствует себя в такой компании вполне
уютно (вот они - зримые плоды II Ватиканского собора).
В январе Европейский парламент ввёл в отношении Австрии ряд санкций. В российских средствах массовой информации это более чем сомнительное решение выдавалось за единодушный голос всей Европы. В действительности всё выглядело иначе. Опросы показали, что 76 процентов немцев названные санкции активно не одобряют, Польша, где католики, видимо, ещё не успели выродиться в левацкое охвостье, подала свой голос против, парламент итальянской области Фриули-Венеция официально поддержал Хайдера, лидер датской оппозиции Андерс Фог Расмус-сен заявил, что европейские правительства "обязаны похерить эти идиотские, необдуманные и эмоциональные санкции". В конце 2000 г. санкции были отменены.
Будущее покажет, сможет ли партия Свободы выполнить свои предвыборные обещания, но уже и сейчас ясно, что политика глобализации (аliаs -мондиализм) забуксовала в предгорьях Альп, где набирают силу устойчивые традиционалистские движения (Север Италии, Австрия, Швейцария, в определённой мере - Бавария).
В заключение остановимся на том, как освещался в российской прессе "казус Хайдера". Говорить здесь, к сожалению, придётся не долго, поскольку наши журналисты оригинальностью не блеснули. Тема правых радикалов, всплывшая вместе с "казусом Хайдера", впрочем, какое-то время будировала общественное мнение. За отсутствием означенных радикалов в России, соблазнительным представлялось поискать их в других широтах. В газете "Время" (19.04.2000) сообщалось, к примеру, о съезде неонацистов на далёкой чилийской земле. Неонацисты, однако же, собрались там какие-то странные. Так, их лидер будто бы заявил, что он "отвергает традиционные тезисы нацистов о расовом превосходстве, считает Гитлера террористом и осуждает нарушения прав человека до, во время и после мировой войны". До вступления в Лигу защиты прав человека остаётся сделать лишь один шаг...
Признаться сказать, в российской прессе попадались порой и материалы, предполагающие в читателе меньший идиотизм. Так, в журнале "Эксперт" была напечатана статья с претенциозным заголовком "Ещё один австриец. Хайдеры уходят, но хайдеризм остаётся". Автор - некий Владимир Михеев, обозреватель газеты "Известия". Статья -итоговая, аналитическая. Позволим себе повториться, в читателе здесь видят не стопроцентного идиота, а так, наивного дурачка. Не очень приятно, но всё-таки подкупает. В начале г-н Михеев пересказывает всё, что он вычитал о Хайдере в зарубежной прессе: "политик, который называл ветеранов нацистской партии "добропорядочными людьми", восхищался политикой Третьего Рейха по обеспечению занятости, призывал захлопнуть двери перед расширяющимся Евросоюзом и выпроводить нежелательных иммигрантов". Сказанное, в целом, соответствует действительности, но весьма и весьма отдалённо. Всё это - обрывки из выступлений Хайдера, умело препарированные услужливыми журналистами. Что касается нацистских ветеранов, то г-н Михеев, как специалист по части австрийской истории, должен помнить имя Фридриха Петера. Названный политик, в прошлом - офицер СС, в послевоенное время возглавлял австрийскую Либеральную партию, того более, он входил в коалицию не с кем иным, как с самим Бруно Крайским, и прогрессивная общественность, легко ранимая в иных случаях, проявила к этому симбиозу полнейшее равнодушие.
Расправившись с Хайдером одним абзацем, г-н Михеев успевает порадовать читателей "Эксперта" крупным антропологическим открытием. В Европе, оказывается, скоро не останется ни французов, ни немцев, ни итальянцев, там будут жить исключительно европейцы. Рецепт счастливого будущего, если верить г-ну Михееву, - на удивление прост, надо "искать формулу межобщинной гармонии при сохранении культурно-языковой автономии и цементирующей идеи". Европейцы, пожалуй, и отыщут в этих словах крупицу смысла, что же касается меня, то мы, не желая утомлять читателя в преддверии Рождества подобной белибердой, позволяем себе откланяться.

1 "Будущее свободное от левых и правых".
2 В заметке "Папа ошибся" говорится, что аудиенция, данная Иоанном-Павлом II Йоргу Хайдеру, "вызвала резко отрицательную реакцию со стороны коммунистов, крайне левых социалистов и отдельных представителей еврейского сообщества Италии" ("Эксперт", N49, с. 62). Название заметки - забавно, похоже, сотрудники "Эксперта" - святее папы Римского.

2000 г.
www.ni-journal.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован