Эксклюзив
Куприянов Алексей Анатольевич
16 августа 2011
6409

Адвокат Куприянов: Защитникам запрещают рассказывать в СМИ о проделках следователей.

Отказ в удовлетворении ходатайств защиты - дело в отечественном уголовном процессе обыкновенное. Необоснованный, в два абзаца, отказ на многостраничное ходатайство - дело привычное. Действительно, зачем назначать экспертизу или вызывать свидетеля защиты? Вдруг в результате даст трещину и так не слишком стройное здание обвинения? Но в последнее время следственный аппарат стал работать с ходатайствами "по-новому". Стали чинить всякие препятствия для своевременной подачи самого ходатайства! Причем, если в начале этой "моды", можно было предположить, что препоны - инициатива самих следователей, молодых и нерадивых, или частное нежелание сотрудников канцелярий добросовестно работать, то к концу 2010 года в Московском ГУВД и по всей России сложилась стройная система, охватившая все следственные подразделения. Теперь адвокат не может получить официальное доказательство подачи ходатайства в орган следствия. Защитнику в России создана следующая альтернатива: или он сдает свое ходатайство следователю, с его согласия, и тот ему лично расписывается без всяких штампов своего подразделения (хоть так!), или, если следователь не благоволит, то адвокат должен бросить ходатайство в общий ящик "Для обращений граждан" согласно п. 21 Приказа МВД N 750 2006 года. Бросить - сегодня, а на следующий день дозваниваться до канцелярии, часто безуспешно, чтобы узнать входящий номер. Причем ходатайство будет зарегистрировано только следующим днем - приказ допускает. В то же место надо бросать и жалобы на самого следователя в порядке статьи 124 УПК РФ, которые кроме ящика уже никто не берет. Приказ, заметим, относится к обращениям граждан. Адвокаты в эту категорию с момента издания приказа в 2006 году до последнего времени не включались. Адвокат - "специальный субъект" и согласно уголовно-процессуальному кодексу (ст. 120) имеет право подать ходатайство следователю в любое время и не только подать, но и зафиксировать этот процессуальный момент для целей защиты с точностью до минуты. Если следователь на месте он обязан принять ходатайство, хочет он того или не хочет, в крайнем случае, можно попросить адвоката подождать. Если следователя на месте нет, то ходатайство обязан принять его начальник. Ни про какие ящики в УПК не написано. Но в рядовом УВД ящики стоят в холле бюро пропусков и они общие для обращений граждан во все подразделения. Поэтому сначала все обращения попадают в экспедицию УВД, а потом разносятся по канцеляриям подразделений, в том числе и в следственное управление, где и регистрируется. Как нетрудно догадаться - возникает еще один дополнительный рабочий день от обращения в эдакую систему "одного окна", вернее "одной щели", до стола следователя. Но заветного синего штампа - юридического подтверждения своевременной сдачи документа адвокат не получает ни в каком случае и нигде. На свое наивное: "Требую фиксации сдачи документов!" - я получил удивленный ("Это ж надо, требует он!") ответ: "Почтой отсылайте - получите уведомление. А у нас теперь и штампа такого нет!" Модный московский адвокат Федор Куприянов, доцент Финансового университета при Правительстве РФ и руководитель растущей собственной фирмы, выработал для себя следующий алгоритм. Ходатайство защитник Куприянов посылает по факсу и распечатывает в свое досье квитанцию отправки, а оригинал при необходимости посылает вдогонку почтой: "заказанным с уведомлением", а особо важные документы - "ценным письмом с описью вложения". Действительно, разве можно бросить в эту "урну для обращений граждан" оригиналы, например, психиатрического освидетельствования подзащитного или иных инициативных исследований специалистов, если следователь на все разговоры об экспертизе отвечает: "Не дождетесь!"? Кроме того, такая схема позволяет документировать квитанцией факса дату реальной подачи ходатайства. "Вероятно, вскоре можно будет пользоваться, Интернетом. - надеется адвокат Куприянов, - Но пока ни один следователь не сообщил мне своего официального адреса. Надо будет как-нибудь в порядке эксперимента направить или продублировать что-нибудь малозначительное через портал МВД". Случается, что следователь, получив ходатайство о приобщении тех или иных доказательств защиты, отказывает в их приобщении. И случается это с каждым годом все чаще и чаще. Как с этим бороться? Оказывается очень просто! Я уже лет десять, как только появились первые сканеры, если есть сомнения в удовлетворении ходатайства о приобщении, практикую полное включение приобщаемого документа в "тело" ходатайства. Выглядит это так: "Следователю ... . Уважаемый ...! Прошу приобщить к материалам уголовного дела заключение специалиста Сидорова, состоящее в том ...>>. И полностью воспроизвожу, обычно чуть мельче оригинала, фото всех страниц приобщаемого материала, включая их в как рисунки в документ Word. Ходатайство заканчиваю обоснованием необходимости приобщения прилагаемого документа и собственно просьбой его приобщить. В следующем за просительной частью разделе "Приложение" - указывается документ, затем подпись адвоката. Теперь мне не столь важно приобщит ли следователь оригинал или вернет. Нужный защите документ все равно будет иметь место в уголовном деле в виде сканированной копии. Ведь само-то ходатайство приобщается в обязательном порядке. Третье "новшество" следствия. Отсутствие Постановлений о рассмотрении ходатайств, поданных защитниками. Материалы вроде приобщаются, иногда заявленные мной экспертизы назначаются, но ни одной бумаги со словами "ходатайство защитника удовлетворить ...>> своевременно не выдается. В лучшем случае получаешь их кипой ближе к моменту ознакомления с делом. И обжаловать вроде нечего. Разве что "бездействие". Но время-то следствия утекает. Все вышеописанные адвокатские ухищрения вызваны исключительно неуважением следственного аппарата к защитникам и необоснованными отказами в удовлетворении самых очевидных ходатайств. Они не только увеличивают трудозатраты технического персонала, но и ведут в разбуханию уголовных дел, объем которых за последние полтора десятка лет по сходным преступления увеличился многократно, что явно затрудняет затем работу судей. Нарушения закона в работе следствия нагружают суды адвокатскими жалобами, которые порой преследуют только цель получить информацию, с которой защитника следователь давно обязан был ознакомить. Обязан, но не торопится исполнить свои обязанности. Против г-на Г., гендиректора одного из московских ООО, подозреваемого в незаконном предпринимательстве без регистрации, было возбуждено уголовное дело. Первыми о нем почему-то узнали СМИ, а подзащитного никто не вызвал. Поскольку сообщения СМИ мне показались неправдоподобными: генеральному директору вменяется "предпринимательство без регистрации" - чушь какая-то, то я с ордером отправился в УВД, чтобы ознакомиться с постановлением о возбуждении и проверить сам факт возбуждения столь странного дела. Но следователь найти для меня время не соизволила, хотя со слов коллег, вроде на месте была, и я три часа уяснял вышеописанную работу "урны одного окна" и бился головой о местный телефон, переговорив, кажется, с половиной сотрудников здания. В результате ходатайство исчезло за турникетом в руках коллеги, который занес его в канцелярию лично. На следующий день я тоже не смог связаться со следователем и продублировал ходатайство и ордер факсом. При наборе номера кабинета следователя изо дня в день включался факс. Как же они там работают? Вот какое объяснение я получил по этому поводу, если кто еще не знает. Набираешь номер, слышишь известную трель факса и ... начинаешь говорить. Следователь тебя сквозь трель отлично слышит. Если есть желание, он выключает факс и снимает трубку, а нет ..., так - нет. Наигравшись за два-три дня в этакие "прятки". Я подал жалобу в районный суд, обжаловал возбуждение в порядке ст. 125 УПК РФ. Прямо указал, что не могу даже назвать номера уголовного дела, так следователь от меня бегает. И действительно, в назначенный судом день я получил возможность ознакомиться и с интересующими меня документами. Я не скрывал от суда, что целью обжалования было именно получение информации, которую иначе я бы не получил еще месяц или два. На первый допрос подзащитного впервые вызвали повесткой только через 3 месяца после возбуждения уголовного дела, предварительно объявив в федеральный розыск, чтобы задержать сразу после прилета из-за границы в аэропорту. Но это уже, полагаю, история другого беззакония. Заманить и арестовать якобы скрывавшегося от следствия субъекта. Почему я прямо не называю имен и фамилий нарушителей закона? А потому, что теперь с адвокатов практически по любому делу берут подписку "о неразглашении". Поэтому нынче сторона защиты о незаконных деяниях следователя заявить в СМИ уже не может - или уголовное дело против адвоката возбудят, или просто исключат из процесса слишком ретивого защитника. Зато сами следователи и официальные представители следствия, не стесняются, запросто называют журналистам наших подзащитных виновными задолго до суда, чуть ли не с первых минут возбуждения уголовного дела. Вышеописанная профанация в повседневной практике принципа законности, полагаю, не укладывается ни в объявленную В.В.Путиным "диктатуру закона", ни в декларируемую Д.А.Медведевым либерализацию сферы уголовного права и процесса, а прямо заставляет вспомнить знакомую старшему поколению со школы цитату В.И.Ленина: "Где у нас приговоры народных судов за то, что рабочий или крестьянин (или адвокат - прим. А.Куприянова), вынужденный четыре или пять раз прийти в учреждение, наконец, получает нечто формально правильное, а по сути издевательство?!" Адвокат Куприянов Алексей Анатольевич, член редакционного совета журнала "Уголовный процесс", эксперт Государственной думы и Общественной палаты РФ, почетный юрист города Москвы, почетный адвокат России 16.08.2011 www.viperson.ru viperson.ru

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован