Эксклюзив
Куприянов Алексей Анатольевич
01 сентября 2010
5312

Адвокат Алексей Куприянов: Законодательное `недержание` наполнило УК и УПК системными ошибками. Действительно, когда 502 раза `улучшишь` - неизбежно запутаешься.

Адвокат Алексей Куприянов: Законодательное "недержание" наполнило УК и УПК системными ошибками. Действительно, когда 502 раза "улучшишь" - неизбежно запутаешься. По многовековой традиции отечественные законодатели после принятия любого серьезного акта немедленно начинают его править. В девяностые годы такой законодательный зуд можно было объяснить политической борьбой. Приезжает депутат в свой регион, его спрашивают почему "то" не растет, почему "это" развалилось, а он в ответ: "Так я же - власть законодательная, за "то" и за "это" не отвечающая. Но зато я тут в ваших интересах внес лично 30 поправок в 20 законов! Поэтому ваша, дорогой электорат, жизнь вот-вот пойдет на лад". Казалось бы с тех пор как парламент перестал быть "местом для дискуссий", поправки ради пиара должны были бы кануть в лету. Отчего же вал поправок не снижается, а как раз наоборот - растет? Очень похоже, что у нас оказалось слишком много юридических отделов и управлений во всех органах власти. Я всегда был первым сторонником такого положения и считал этот факт признаком цивилизованности. Наконец-то согласования между ведомствами в России перестали вести строители с агрономами. Наконец-то юристы с юристами, на юридическом языке плодотворно увязывают пожелания своих руководителей - профильных специалистов. Но, похоже, что юридические подразделения стали обслуживать не только технические нужды госуправления, а еще и политические амбиции своих руководителей или лоббировать "шкурные" интересы своих ведомств. Понятно, что и то и другое, в конце концов, реализуется в законодательные инициативы. Таким образом, пиар и лоббирование депутатов различных партий в старом, реально многопартийном парламенте, в нынешнем, фактически однопартийном, трансформировался в тот же пиар и похожее лоббирование, но уже не партий, а разных органов нашей многоголовой исполнительной власти. По существу в методах законотворчества ничего не изменилось, но уменьшилось время прохождения законопроекта от идеи до подписания закона президентом, и возросло количество самих поправок в основополагающие кодексы, составляющие фундамент всего правового поля. Почему возросло? Раньше депутату, принесшему в профильный комитет ахинею, коллега мог по-товарищески рекомендовать пойти подумать еще, а сегодня, когда самые бредовые мысли (см. ниже) рождаются в недрах ведомств - одно круче другого и каждый автор, юрист-канцелярист, подкрепляется свое личное мнение чуть ли не личным авторитетом высшего руководства, законодателям становится просто невозможно противостоять такому давлению. В Гражданский кодекс РФ в прошлом веке поправки вносились в среднем по одному разу в год. Далее динамика получилась следующая. С 2001 по 2005 законодатели правили кодекс в среднем 4 раза в год. В последние годы число дней, в которые законодатели принимали поправки в ГК РФ, доходило до 12. Иначе говоря, правили ежемесячно, а учитывая каникулы и чаще! Заметим, что обычно за один раз "исправляется" сразу несколько статей. Важно понимать, что любой закон, а особенно кодекс, это сложнейший "организм", в котором все взаимосвязано. Кодексы лучше вовсе лишний раз не трогать, чтобы где-то не повредить юридическую связь, не извратить основополагающую доктрину. Но если и править, то только в случаях явных ошибок или пробелов. Ошибки в наших главных кодексах (в первоначальных редакциях!) встречаются крайне редко, пробелы случаются, но их всегда можно заполнить иными известными юристам правовыми методами (например, аналогиями закона или права и тому подобными). Поэтому локальная "поправка" в качестве постоянно применяемого средства якобы для улучшения кодекса или иного закона себя не оправдывает. Этот вывод подтверждается и отечественной и мировой практикой. Проще всего увидеть порочность системы ежемесячной правки кодексов можно на примере уголовного законодательства, уголовного и уголовно-процессуального кодексов РФ. УК РФ правился в 2009 году 13 раз. Затронуто изменениями - 140 статей. УПК РФ правился в прошлом году 9 раз. Затронуто исправлениями и дополнениями - 33 статьи. Оба законодательных акта в результате постоянных "улучшений" оказались за последние годы абсолютно разбалансированы. О чем идет речь? Поясню на известном историческом примере. В УК РСФСР, который тоже любили подправить и правили в среднем два-три раза в год, в 1962 году были внесены изменения в статью 117 УК "Изнасилование". Ужесточили вплоть до "высшей меры". И получили ожидаемое специалистами-криминологами массовое убийство изнасилованных лиц. Действительно, стало слишком опасно оставлять в живых потерпевшую, которая на тебя завтра же укажет, и идти под расстрел. При этом количество изнасилований в статистике преступлений практически не уменьшилось, ведь изнасилование преступление, как правило, спонтанное. Его готовят только "маньяки", но на то они и больные, чтобы не обращать внимание на ужесточение санкций в статье УК, которая к ним - больным применена не будет. Грубейшая концептуальная ошибка была исправлена только в 1996 году с введением нового УК РФ. За изнасилование ввели санкцию "только" до 6 лет лишения свободы, квалифицированное - до 10 лет, изнасилование ребенка или повлекшее тяжкий вред здоровью потерпевшей (по неосторожности!) - до 15 лет. Количество убийств изнасилованных снизилось, хотя, на мой взгляд, и это было слишком много, даже в принятой у нас варварской системе наказаний, в которой огромные сроки - норма. Запредельные санкции были и в редакции 1996 года, но все же не "высшая мера"! Особенно учитывая то, что кара за умышленное убийство (ст. 105 УК РФ) - начинается от 6 лет лишения свободы. Что же мы видим сегодня после двух "сеансов" ужесточения наказания за изнасилование? Санкция выросла до 20 лет и обросла дополнительными наказаниями. А изнасилований само-собой опять меньше не стало. И вот уже раздаются требования ужесточить ответственность для педофилов до пожизненного заключения. Значит, будет больше детских смертей. В Израиле недавно опробована альтернативная санкция в виде кастрации. Ай да, молодцы евреи! Санкции нашего же УК РФ и судебная практика все ужесточаются и ужесточаются, но при этом никак не стимулируют достижения цели неотвратимости наказания. В Москве Перовский суд в разгар борьбы президента Д.Медведева за либерализацию назначил впервые осужденному предпринимателю за преступление в сфере экономической деятельности - 18 лет лишения свободы сразу в колонии строго режима. Действующий уголовный кодекс давно потерял необходимую системность в назначении наказаний. Проиллюстрируем этот тезис на примере наиболее часто встречающихся преступлений: краже, грабеже, разбое. Напомним, что кража - тайное хищение чужого имущества, грабеж - открытое (в том числе с насилием над жертвой), а разбой - хищение с применением насилия опасного для жизни. Последние 200 лет уголовное законодательство во всем христианском мире строилось таким образом, чтобы вор, застигнутый на месте преступления, считал за благо бросить все и убежать. Иначе говоря, уголовное законодательство должно обеспечить преступника такими стимулами, чтобы кража не переходила в грабеж и особенно в разбой. Для этого в уголовном кодексе высшее наказание за кражу должно быть равно нижнему наказанию за грабеж, а самое строгое наказание за грабеж должно быть равно самому мягкому наказанию за разбой. Казалось бы азы, второй курс юрфака? Где может быть иначе? В России! Со времен Хрущева было и есть. У нас вор, застигнутый хозяином в квартире, нередко калечит или даже убивает последнего, а вещи спокойно выносит. Почему? Сравним санкции соответствующих статей (ст.ст. 158, 161, 162 УК РФ). По части первой, на практике очень редко применяемой, это, когда похищенное - пирожок с лотка. Все именно так и устроено. Кража - до 2 лет лишения свободы, грабеж - до 4 лет, разбой - до 8 лет. Но квалифицированные части названных статей, а именно их составы и образует подавляющее большинство посягательств, все ставят с ног на голову. Кража - от 5 до 10 лет, грабеж - от 6 до 12 лет, разбой - от 8 до 15 лет. То есть за кражу можно получить срок больший, чем за разбой, а между кражей и грабежом разница просто стирается. Если учесть, что за покушение можно получить наказание до 3/4 предельной санкции соответствующей статьи (это очень много!), то бросать вещи и убегать застигнутому вору никакого практического смысла не остается. Во-первых, не на что будет откупаться. Во-вторых, наш суд все равно сочтет, что вор не сам добровольно отказался от завершения преступления, а якобы не смог его закончить. Поэтому гораздо целесообразнее с практической точки зрения дать хозяину по голове, пока он не разглядел вора, и закончить преступление. Что собственно зачастую и происходит. А виноват в этом исключительно законодатель и правоприменитель! "Совершенно необходимо резко снизить санкции за квалифицированную кражу, - полагает доцент Сретенской семинарии Московского патриархата, к.ю.н., адвокат Федор Куприянов, дипломант премии "Фемида", - А соотношение грабежа и разбоя привести в соответствие с общепризнанной доктриной уголовного права. В конце концов, от кражи зачастую можно защититься (замки, сигнализации, железные двери) или страховка. А от посягательства на вашу драгоценную личность со стороны застигнутого вора защититься практически невозможно. Деревенские жители давно не выходят в огород, когда у них бомжи выкапывают урожай - боятся". Очевидно, что имеет смысл снизить и санкции за неоконченные преступления. Закон должны стимулировать преступника на немедленное прекращение преступного посягательства при первой же для него опасности. Некоторые якобы "улучшения" Уголовного кодекса из 502 (пятисот двух) штук (!), случившихся в России с 1997 года, привели к грубейшим юридическим ошибкам. В 2006 году в УК РФ появился целый новый раздел: "Иные меры уголовно-правового характера", включающий главу "Принудительные меры медицинского характера". Однако согласно статье 2 УК РФ "иные меры" устанавливаются только за совершение преступлений, а невменяемый не может отвечать за свои действия, соответственно он не признается судом преступником. Уголовное дело в отношении невменяемого не заканчивается приговором. Хотя описанные в УК действия место имели (общественно опасный деликт), но юридически преступления больной не совершал. Суды пока вынуждены "закрывать глаза" на это противоречие, вынося противозаконные решения. Не мы первые заметили эту ошибку. Об этом писали профессора А.Бойко, Ю.Голик, С. Елисеев и другие. Странно, что этот вопрос еще не стал предметом рассмотрения в Конституционном суде. Профессора Л. Иногамова-Хегай, В. Коняхин, А. Коробеев и другие давно бьт тревогу: в УК РФ стали проникать институты других отраслей права, которым в нем не место. С 2003 года статья 88 УК РФ допускает взыскание штрафа с родителей несовершеннолетнего. Вот-те на! Но в уголовном праве штраф никогда не носит компенсационного характера. Он всегда - личное наказание для осужденного лица. А тут явно просматривается характерный для гражданского права случай субсидиарной ответственности родителей, да еще и договорной! Так как штраф взыскивается "с согласия" лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности. Так и видится зал судебного заседания и вопрос судьи родителям: "Ну, что штраф в бюджет заплатите или сейчас чадо буду сажать?" Дикость? Авторам Куприяновым, старшему и младшему, практикующим адвокатам в третьем и соответственно четвертом поколении, профессионально, интересно, на какой это стадии процесса судья, по задумке законодателя, должен получать согласие родителей заплатить немалый штраф и с какой это стати, кроме выше указанной, они должны на это соглашаться? Таким образом "мудрый" законодатель официально ввел в оборот назначение наказания в зависимости от толщины кошелька "болельщиков" подсудимого, сузив пока круг болельщиков до законных представителей. Обычно с похожими фактами, называемыми коррупцией, у нас борются, по крайней мере, на словах. Получается, новелла статьи 88 УК РФ по аналогии могла бы вести к декриминализации всей коррупции в судах. Если можно родителям - в бюджет, то почему нельзя остальным - в карман судьи? С точки зрения общественной нравственности, мы -адвокаты большой разницы не видим. Ну, а с чисто научной точки зрения, имеем узаконенное "объективное вменение", которое на практике в наших судах повсеместно процветает, но с которым Верховный суд повседневно борется. И вот получает из Думы этот "удар в спину". Законодатель посмотрел на свои труды - на эти тысячи поправок - и решил, что "это - хорошо!" Если удалось внедрить гражданско-правовые институты в уголовный кодекс, то почему бы не записать в какой-нибудь другой закон нормы права, место которым как раз в УК. Путать, так путать! И вот в Уголовно-процессуальный кодекс РФ (пусть хоть читатель не спутает, как законодатель УК с УПК!) включается недопустимая для этого процессуального кодекса норма материального права. Часть 7 статьи 316 УПК РФ "поперек" УК РФ определяет нынче пределы назначения наказания. Вот как! Но в силу статьи 1 самого УК РФ, правоприменителям запрещено обращаться для этих целей к УПК. Как же быть? Нет, и не может быть законного выхода. Вышеназванные ученые-комментаторы полагают, что система уголовного законодательства в ближайшее время в России просто "встанет", а потом развалится. Такое мнение было выработано участниками состоявшегося еще в 2007 году Российского конгресса уголовного права. Но к ним, как видно из статистики правок последующих лет, приведенной в начале статьи, не прислушались. А какие могут быть практические предложения для того, чтобы как-то прекратить этот юридический позор? Необходимо пересмотреть чуть ли не все кодексы, принятые в 90-е годы. И не потому, что они устарели, 10-15 лет действия для основополагающих законов государства не срок, а потому, что все они безнадежно испорчены законодателями. Но при рекомендуемой ревизии попадать в парламент для утверждения должны не кулуарно изготовленные тексты, а проекты, отрецензированные юридическим сообществом, ведущими учеными и практиками, а не безликими департаментами госорганов. Ведь в принципах составления правильных проектов нет, и не может быть, никакой особой российской специфики. Эти принципы давно известны. И любые извращения доктрины в пользу безграмотного популизма не выдержат публичности обсуждения в среде специалистов. Необходимо принятие новых редакций кодексов целиком. И не надо бояться снижать санкции за многие преступления для сбалансированности наказаний по различным статьям. Сроки лишения свободы должны чаще измеряться месяцами, а не двузначными цифрами лет. Под конец приведу один частный пример судьбы, исковерканной безумными санкциями нашего закона за кражу. Известный мне N. отсидел за кражи в совокупности около 20 лет. Последний раз был осужден на 11 лет (!) лишения свободы (с учетом неотбытого по прежним приговорам), из одиннадцати реально отбыл - девять. N., бывший колхозный тракторист, совершил все кражи в своей родной ярославской деревне. Все кражи совершены из одного деревенского ларька кооперации. Как выпьет, лезет "в преступной группе" со старшим братом в ближайший ларек за "добавкой". Если сигнализация-"звонок" срабатывала, прибегала их соседка-продавщица и братья несолоно хлебавши шли домой отсыпаться. Но сигнализация в КООПе срабатывала редко. И следующим утром братьев и недопитые-недоеденные остатки украденного забирали милиционеры. Вот и окончено преступление, квалифицируемое нашим законодательством как "тяжкое" (!) - часть 3 ст. 158 УК РФ. Всего получилось пять приговоров, начиная с "условного" срока и до "особо опасного рецидива". А ведь ни грабежей, ни разбоев, ничего чрезмерно опасного для общества на их счету не было, а вся жизнь братьев прошла в тюрьме. Брат там и умер. По нашему мнению, месяца ареста и штрафа после каждого загула было бы вполне достаточно, а потом или сигнализацию бы в ларьке наладили, или платить штрафы братьям бы надоело. Годами сроки должны измеряться только за преступления против личности! Хотя в стране, где годами сидят до суда, по-другому быть, наверное, не может. Но это уже проблема для следующей статьи. Адвокат Алексей Куприянов, руководитель "Адвокатской конторы Алексея Куприянова", почетный адвокат России, почетный юрист города Москвы viperson.ru

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован