Эксклюзив
Куприянов Алексей Анатольевич
05 мая 2017
2434

Адвокат Алексей Куприянов: Частные видеокамеры для борьбы с преступностью. Допустимо или противоправно?

Main img 3400

Один из районных судов г. Смоленска в порядке гражданского судопроизводства обязал гр-на N. демонтировать принадлежащие ему видеокамеры, установленные на общем дворе, находящемся в собственности нескольких лиц (по иску одного из них). А также взыскал в пользу истца моральный вред за вторжения в ее частную жизнь. Особенность казуса состоит в том, что камера смотрела на автомобиль ответчика и была установлена по рекомендации местной полиции во избежание очередного хищения транспортного средства ответчика.

В последние годы видеонаблюдение прочно вошло в нашу жизнь. Предупреждения о съемке видишь и в квартальном супермаркете и в автосервисе. Видеокамеры или их муляжи легко найти не только на автомагистралях, но и во дворах жилых домов. На планете есть целые государства практически полностью покрытые видеонаблюдением. Например, княжество Монако. 

В связи с многократным удешевлением систем видеофиксации окружающей действительности камерыпоявились в подъездах, холлах перед квартирами,  во дворах частных владений. А еще есть видео-«глазки» для входных дверей. 

Хотя мы видим видеосистемы повсеместно, это вовсе не исключает незаконности их установки. Вспомним для аналогии, что до самого недавнего времени в столице нормой жизни была парковка автомобилей на тротуарах, газонах и пешеходных переходах, но это не говорило о том, что такая паковка разрешалось правилами дорожного движения. Просто государственные органы до поры до времени закрывали на это глаза.

Что такое система видеонаблюдения? Не что иное как устройство, заменяющее бабушек на скамейке перед вашим подъездом. Как правило, такая техника ставится, чтобы не сидеть целыми днями у окна в ожидании злоумышленниковпосягающих на ваше добро. Как профилактическая мера хорош даже муляж! Смотришь, и он отпугнет незваных гостей.

А вот, что делать с гостями званными? Что делать дочке соседа, которой совсем не улыбается, если после  просмотра «вечерней телепередачи» со своего видео-глазка  вы расскажите ее папе о том, кто провожал девушку до квартиры?

Что делать гражданам, чьи дворовые  бассейны или  балконы, которыми они привыкли пользоваться не вполне одетыми, попадают под прицел  видеофиксации с сопредельной территории? 

Может в угоду неприкосновенности частной жизни,гарантированной, заметим, конституцией, запретить от греха все эти новшества? Жили же  без видеокамер? Тем более что частную жизнь защищают сразу две статьи уголовного кодекса, целый ряд норм кодекса гражданского и еще несколько особых законов.

Действительно, можно совершенно однозначноутверждать, что разглашение соседу сведений о кавалере его дочери, полученных с использованием технических средств – противоправно! Но мы сегодня не будем касаемся очевидных вопросов разглашения. Обсудим вопрос сбора и хранения частной информации.

Насколько правильно отождествлять установку работающей видеокамеры с вторжением в частную жизнь?Я не случайно обратил внимание на определение «работающая». Сам факт наличия видеокамеры не презюмирует факта ее работы. Этот факт должен самостоятельно доказываться. 

Однозначно противоправна установка технических средств частными гражданами, в том числе и видеокамер, для слежки за другими конкретными лицами, то есть именно для сбора информации о них. Но сбор личнойинформации гражданина путем слежки без его согласия (в полиции это называется оперативно-розыскное мероприятие «наблюдение») противоправен и без технических средств. 

Однако просто смотреть в окно никто пока никто никому не запрещает. Любому гражданину можно смотреть, куда угодно, даже с конька собственной крыши или построить на своем участке вышку и далеко-далеко смотреть с нее по сторонам в бинокль. Из этого, полагаю, можно сделать правомерный вывод о полной допустимости установки видеокамер и видео-глазков на любых объектах, которыми собственник видеокамеры законно владеет, поскольку сам по себе просмотр трансляции с такой видеокамеры тождественен выглядыванию из окна  с использованием  бинокля. Сложнее решается вопрос о допустимости размещения видеокамеры на объектах, находящихся в общей собственности нескольких лиц.

Известно, что сособственники пользуются общимимуществом по взаимному согласию. В многоквартирных  домах их интересы представляют управляющие компании. Значит, видеосистемы установленные управляющими компаниями – легальны. А вот частные – на площадках сомнительны. Причем, по тем же общим основаниям, по каким нельзя просто присоединить к собственной квартире часть общей холла или поставить у лифта личный велосипед. Но запрет установки индивидуальных видеокамер будет иметь место именно из-за того, что кому-то из сособственников окажутся не по нраву такие «украшения» общих стен, а не потому, что кто-то из них попадет в поле зрения камеры. Итак, один сособственникдома вполне может запретить другому установить камеры на общих наружных стенах дома (все стены, в т.ч. и стена конкретной квартиры, считаются по закону общими), в общих помещениях дома и штативы под камеры в общих дворах.

Возникает другой вопрос. Представим, что камераустановлена без нарушений. Например, она «смотрит» из собственной комнаты владельца, но на  общий с соседямиземельный участок. Будет ли личная съемка общего двора считаться его – этого двора – незаконным «пользованием» без согласия других сособственников? Представляется, что нет. Пользование в юридическом смысле есть извлечение полезных свойств вещи в собственных интересах. Выглядывая во двор даже через телекамеру, никаких полезных свойств из двора вы не извлекаете. Аналогичным образом, окажется ошибочен и запрет на попадание в поле зрения вашей личной камеры части участка, принадлежащего соседу, по основаниям якобы его – чужого участка незаконного использования.

«Таким образом, становится очевидным, - рассуждает известный московский адвокат по семейным делам Елена Романовна Куприянова, - что единственной проблемой владельца системы видеонаблюдения остается нарушение неприкосновенности частной жизни тех лиц, жизнь которых безразлично зафиксировала память записывающего устройства системы, а не сам факт работы видеокамеры». 

Но неприкосновенность частной жизни - не «священная корова». Она ограничена многими правовыми нормами, в том числе и конституционными. Например, ваша частная жизнь законодательством об оперативно-розыскной детальности правоохранительных органов.  Иначе говоря, ограничение вторжения в частную жизнь признано государством допустимым для целей борьбы с преступностью со стороны квалифицированных бойцов правопорядка.

А вот могут ли граждане присоединить свои частные усилия к этой государственной деятельности? Причем присоединить именно путем видеозаписи  преступных посягательств для целей разоблачения преступников? А период до и после посягательства граждане могут записать? А какой длительности «до» и какой «после» можно?

Есть основания считать, что вполне могут, и любой длительности, включая круглосуточную. Во-первых, не являются нарушением запрета на сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах. Предотвращение преступления и уличение правонарушителя, безусловно, относится к этому перечню. Поэтому работающая камера, направленная на объект охраны или размещенная с целью охраны объекта, полагаю, вполне законна. Во-вторых, полагаю, не так однозначен и якобы всеобъемлющий запрет записи «картинки», на которой мелькают разные частные лица. Сбор информации подразумевает некоторый конкретный критерий отбора. И если целью видеозаписи является сбор информации о посягательстве на объект охраны – частный дом, автомобиль, сад, то будет юридической ошибкой считать, что одновременно собрана информация обо всех объективных явлениях  окружающего мира, попавших в запись, в том числе о времени прихода соседки, открытости ее туалетов или купании в бассейне. 

Эти сведения, конечно  можно добыть из записи. Но они еще не собраны. Их нужно «собрать» - умышленно вычленить из записи, или хотя бы зафиксировать в любой материальной форме сам факт их наличия в записи. Если это произойдет, то - да, лицо, которое этим займется, а потом будет хранить без согласия обнажавшейся гражданки – совершит правонарушение. Но если ее прелести окажутся владельцу записывающей системы безразличны, или ввиду отсутствия посягательств на  любимый автомобиль  хозяин видеосистемы вовсе не станет просматривать запись, то и юридического факта сбора информации о частной жизни, полагаю, не возникает. 

Однако владелец сопредельного участка имеет право требовать от владельца системы видеонаблюдения установки такой оптики, которая, позволяя достигать целей охраны, минимально захватывает сопредельную территорию. Спорным остается вопрос о праве лиц, попадающих в поле зрения охранных видеосистем, на просмотр и копирование видеозаписей со своим собственным изображением. Именно при поиске в записи и показе им их же собственных изображений возможно как раз возникнет юридический факт «собирания» информации о частной жизни, причем не только одного лица, а,наверное, очень многих.

«Что касается конкретного судебного решенияЗаднепровского районного суда г. Смоленска, - разъясняет проблему известный московский адвокат Федор Куприянов, - то оно представляется ошибочным в части присуждения истице компенсации морального вреда. Правомерные действия ответчика, который, полагаю, имел  право эксплуатировать личную камеру для видеофиксациитерритории с  принадлежащими ему объектами охраны, не должны были признаваться судом наносящими моральный вред истице. Но следует согласиться с судом в том, что ответчик не имел права  устанавливать свои камеры и их штативы на общем земельном участке (использовать его)без согласия сособственников участка, что требуется и длялюбой скамейки или беседки. Однако такое нарушение не влечет для истицы моральный вред. Поэтому обязаниеответчика демонтировать камеры, установленные на общем имуществе, – законно». 

Но к общим вопросам использования видеофиксации для борьбы с преступностью частная ошибка ответчика с расположением штативов отношения не имеет. Чем больше будет камер, тем безопаснее станет наша с вами жизнь, хотя кому-то для сохранения субъективного комфорта придется меньше ходить голышом даже в личном пространстве.

 

Куприянов Алексей Анатольевич, член редакционного совета журнала «Уголовный процесс», почетный юрист города Москвы, почетный адвокат России

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован